viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
 
Сегодня: 07 июля 2022, 22:20
Главное меню
Главная
Новости
Разделы
Видео архив
Музыкальный архив
Ансамбли и музыканты
г.Кургана
Литературные сочинения
Галерея
Контакты
Гостевая книга
Поиск

Рейтинг материалов
Еще...

 

Главная
Уроки чемпионата Отправить на E-mail

(Журнал «Спортивные игры» №??/1974) 


На поле сборные Голландии и Аргентины. Футболист под № 14 — Круифф. Сегодня этим все сказано. Высший класс футбола!
Фото А. Хомича

Четырехлетний путь от мексиканского до западногерманского чемпионата лучшие представители мирового футбола провели в творческих поисках и добились немалых успехов. Мексиканский опыт тщательно изучался, творческое содержание матчей практически проверялось в различных международных турнирах клубных и национальных команд. В итоге кропотливых исканий футбол обогатился новым содержанием.

* * *

В Мексике надломился хребет оборонительного футбола с его узкими рамками позиционной игры. Гол, волнующий сердца спортсменов и зрителей, стал основным показателем при определении класса игры команды. Пусть не смущает читателей прошлый успех итальянской сборной: за свою приверженность к голому практицизму ныне она жестоко поплатилась в матче со сборной Бразилии, а затем и Польши.

За последние годы было много споров о наступательном футболе. Что поможет его прогрессу?

Переход от оборонительных тенденций к торжеству атаки над защитой осуществлялся не стихийно, не по желанию тренеров и игроков, а явился плодом качественных изменений в футболе. При этом наступательная сила команд не всегда определялась числом голов. В Мексике ведущие команды добились высших голевых показателей по сравнению с другими чемпионатами; в ФРГ коэффициент результативности ниже мексиканского и в целом, и в финальной части. Означает ли это, что наступил регресс? Что поблекла красота футбола, заключающаяся в бескомпромиссности противоборства, в проявлении высокого личного и коллективного мастерства? Конечно, нет! Национальные сборные ФРГ, Голландии, Польши, Бразилии, Югославии, Швеции, Аргентины, ГДР в большей или меньшей степени продемонстрировали красочный футбол, спортивный и артистический, эмоционально воспринимаемый зрителями.

Вспомните хотя бы гол Неескенса с подачи Круиффа в ворота сборной Бразилии. Круифф, прорываясь по правой стороне поля, верно оценил игровую ситуацию, увидел острый рывок партнера к воротам. И хотя Неескенс находился в окружении соперников, капитан голландской сборной сумел снабдить его мячом. Мягкий крученый пас обогнул бразильского защитника и на миг мяч встретился с нидерландским полузащитником. Казалось, будто Круифф на расстоянии передал партнеру свою мысль, и тот в нужный момент оказался в нужном месте. Не замедляя ни на секунду своего бега, Неескенс в падении дотянулся до мяча и одним касанием придал тому новую траекторию — точно направил по дуге в дальний угол ворот.

Но как же нам реагировать на снижение результативности? Говоря о наступательном футболе, многие из нас игнорировали связь обороны с атакой, о чем постоянно напоминал известнейший советский тренер Б. А. Аркадьев. Между тем такие клубы, как «Аякс», «Бавария» и другие, постепенно перешли к гармоничному футболу, развивая в равной степени все три его аспекта: созидание, завершение атаки и ее разрушение. Естественно, новшество, родившееся в клубах, стало достоянием национальных сборных.

На минувшем чемпионате забота о безопасности ворот, как и активность в атаках, проявлялась всеми полевыми игроками, действовавшими самоотверженно, с настроем на победу. Отливы и приливы к одним и другим воротам чередовались беспрерывно. Искусство созидать и завершать атаки, как и мастерство защищаться, перехватывать мяч и переходить от обороны к наступлению, воспринималось зрителями восторженно: настолько четко и красиво действовали игроки, решая противоположные задачи. Голы являлись кульминацией противоборства команд, и ценность их заключалась не в количестве, а в качестве.

Многие острые атаки прерывались защитниками и вратарями с таким мастерством, что зрители аплодировали одновременно как нападавшим, так и оборонявшимся. Не случайно на устах любителей футбола звучали одновременно имена Круиффа и Беккенбауэра, Мюллера и Перейры, Репа и Майера.

Итак, прогрессивные качественные сдвиги в футболе позволили лучшим командам мира как бы примирить извечные противоречия фронта и тыла, атаки и обороны и превратить их в гармонию футбола. В ту гармонию, к которой в течение десяти чемпионатов мира (более 40 лет) стремились лучшие футбольные силы южноамериканского и европейского континентов.

Это, пожалуй, главное достижение X чемпионата мира, которое, безусловно, вскоре широко распространится и будет творчески совершенствоваться во всех странах.

* * *

В Мексике наметилось слияние стилей игры футболистов двух континентов. Южноамериканские спортсмены переняли у европейских атлетизм, коллективизм, игровую дисциплинированность, а европейские, в свою очередь, подняли на высокий уровень индивидуальное мастерство, увеличили арсенал технических приемов, добились четкости, экономичности и артистичности в их исполнении. Начатое в Мексике слияние стилей игры, отражающее общую тенденцию развития мирового футбола, на протяжении последнего четырехлетия продолжалось беспрерывно и вбирало в себя все лучшее, накопленное за эти годы. На последнем чемпионате это наиболее ярко воплотилось в игре сильнейшей четверки.

Когда мысленно возвращаешься к матчам мексиканского чемпионата мира, в памяти сразу всплывают картины удивительно искусного розыгрыша мяча бразильцами. В то время они показали себя непревзойденными мастерами подготовки сложных атак. Ныне эти козыри попали и в руки европейцев. Встречаясь на поле с бразильцами, голландцы даже превзошли их в четкости и точности розыгрыша мяча, что говорит о значительно возросшем техническом багаже европейской команды. На мой взгляд, искусный розыгрыш мяча в сочетании со скоростными атаками явился главным победным аргументом голландцев.

Яркое впечатление оставили своевременные и скрытые передачи мяча в исполнении Гадохи, Круиффа и Беккенбауэра. Они пасовали даже в самых сложных ситуациях настолько аккуратно, что мяч постоянно достигал адресата. То есть заокеанские футболисты ныне лишились монополии на технический артистизм.

С другой стороны, защитники сборной Бразилии прежде уступали европейским коллегам в маневренности, атлетизме и умении вести жесткую силовую борьбу. На западногерманском же чемпионате бразильцы показали себя едва ли не самыми жесткими игроками обороны. Отказавшись от прежней сугубо позиционной игры, они и прежде всего Франсиско Мариньо, Зе Мария и Перейра, стали появляться на любых участках поля, в том числе и в линии атаки. Правда, их активность недостаточно использовали бразильские игроки середины поля и передней линии.

Бразильцы потеряли былой приоритет в скоростной технике дриблинга и ударах по воротам. Поляки Лято и Шармах, голландцы Реп и Нёескенс, хозяева поля Оверат и Брайтнер порою вели мяч на такой скорости, что соперники не могли их догнать, хотя без мяча бежали следом метров по 20—30: После такого блестящего рывка, начатого от средней линии поля, Лято и забил гол в ворота бразильцев. При этом лучший снайпер турнира не отпускал от себя мяч дальше 1—1,5 метра.

В завершающей стадии атаки лучшие европейские форварды, пожалуй, уже превзошли южноамериканцев в умении играть на опережение. Помимо Мюллера, давно славившегося эффективностью этого приема, отлично зарекомендовали себя также Круифф, Лято, Нёескенс, Шармах. Голы, забитые головой в падении Шармахом, Неескенсом и Боневым, навсегда останутся образцом красивого, стремительного, смелого и умелого завершения атаки.

Как показали матчи финалистов, уровень класса команд и игроков определяется не столько особой технической или скоростно-силовой подготовленностью, сколько степенью всесторонности мастерства, способностью быстро и умело решать тактические задачи большого масштаба.

Представители как южноамериканского футбола — бразильцы и аргентинцы, так и европейского — футболисты ФРГ, Голландии, Польши демонстрировали высокую атлетическую и техническую подготовленность. На сей раз европейские футболисты не уступали заокеанским в технике, а некоторые даже превосходили южноамериканцев, особенно в рациональной технике, то есть в технике, сочетающей исполнение с замыслом. Всесторонность мастерства, коллективизм, игровая дисциплина европейских футболистов в целом при сочетании этих качеств выглядели выше, чем у южноамериканцев, что и предопределило в конечном счете их игровое превосходство.

Слияние стилей команд различных континентов не означает, что произошла нивелировка. Особенности игровых почерков национальных школ футбола были заметны в игре каждой команды. Однако эти особенности уже не были решающими при характеристике достоинств коллектива.

* * *

Уже в Мексике невозможно было точно охарактеризовать систему игры команды, используя цифровое выражение. Исходные позиции игроков отличались от общепринятого понятия, а их функции — тем более. Неповторимыми были пары форвардов Тостао — Пеле и Зеелер—Мюллер, вездесущий Б. Чарльтон, трио стопперов: Шнеллингер, Шульц, Беккенбауэр. Аналогичное явление наблюдалось и в ФРГ. Разнохарактерность Круиффа и Мюллера, Неескенса и Оверата, Беккенбауэра и Перейры проявлялась отчетливо и ярко. Однако различие в манере и в функциях игры признанных фаворитов не отражалось на развитии тех общих принципов, что наметились в Мексике, и в полной мере проявились в ФРГ. Маневр одиночный, парный, групповой и командный, построенный на взаимодействии игроков по всем полевым магистралям, стал основным действенным тактическим принципом ведущих команд. Позиционная игра с ограниченными специальными функциями футболистов (разрушитель, созидатель, завершитель атак) ушла в прошлое.

Игровой профиль футболистов на этом чемпионате, их умение выполнять обязанности свои и обязанности товарища, использовать поле и вширь и вглубь намного повысились.

Помню эпизод, когда взятый Фогтсом под жесткий персональный контроль центрфорвард Круифф оттянулся в глубину поля и умело участвовал как в организации игры, так и в обороне. Иногда даже оказывался задним игроком. Впереди него создался как бы вакуум. На свободное место регулярно врывался полузащитник Ван Ханегем, создавший несколько острых ситуаций у ворот сборной ФРГ. Форвард и хавбек на время поменялись своими функциями без какого-то ни было ущерба для команды. Игра сборной Голландии осталась слаженной и четкой.

Даже известный бомбардир Мюллер не ограничивался функциями завершителя атак. Временами он занимался их подготовкой и даже участвовал в защитных действиях команды у своей штрафной.

Во всех ведущих командах почти каждого игрока можно было видеть на любом участке поля — там, где он мог с выгодой использовать удачно сложившуюся ситуацию. Только что, например, Беккенбауэр, выполняя роль свободного защитника, подстраховывал товарищей по обороне, а через несколько секунд он уже оказывался в атаке у чужой штрафной.

Независимо от своего амплуа и основных функций, каждый игрок, опираясь на всесторонность мастерства, взаимодействовал со всеми звеньями команды. Исчезают созерцатели игровых эпизодов. Футболисты неустанно участвуют во всех перипетиях матча: непосредственно в противоборстве, в опеке ближайшего соперника, в контроле определенной зоны и в атакующих маневрах. Взаимодействуя с хавбеками и форвардами, защитники сборных ФРГ, Голландии, Польши и других стран финалистов чемпионата систематически, неудержимо и весьма квалифицированно участвовали в атаках.

Такое совмещение игровых обязанностей не довлело над другими принципами и компонентами футбола, а гармонировало с ними. Скоростные маневры осуществлялись настолько быстро, насколько способности игроков позволяли им ориентироваться в обстановке, решать тактические задачи, находить лучший ход, умело выбирать и исполнять технические приемы.

Как показал X чемпионат мира, футбол становится все более всеохватывающим. Нервное напряжение, физическая нагрузка матча равномерно раскладываются на всех игроков. В футболе все более ощущаются маневры, близкие к гандбольным и баскетбольным.

* * *

Произошло дальнейшее совершенствование организации игры. Оно выразилось в целесообразной расстановке футболистов по ширине поля и в его глубину, во взаимозаменяемости и переплетении функций игроков как внутри звеньев, так и между ними. Переходные фазы игры и связанные с этим рациональные перестроения по фронту, и особенно в глубину, перемещение игроков из одной зоны в другую осуществляются бесперебойно. Отсюда игра отдельных линий уступает главенствующее место игре команды в целом, где решающим фактором является коллективизм и концентрация больших сил в середине поля, независимо от фазы игры — атаки или перехода к обороне.

Сосредоточение большого числа игроков в середине поля позволяет команде лучше маневрировать, обеспечивая как атаку, так и оборону, бережно расходовать физические и психические силы футболистов.

Национальные сборные на этом чемпионате применяли небольшое число атакующих вариантов. Причина этого, видимо, заключается в том, что при увеличении числа вариантов атак снижается эффективность технических приемов, затрудняется правильная оценка игровых ситуаций, ухудшаются своевременность и качество их исполнения.

Больше разнообразия наблюдалось в действиях, предшествующих атаке. Поскольку нападающие находились под неослабным контролем тактически зрелых, высококвалифицированных защитников, атакующие в течение игры систематически осуществляли выход игроков из глубины на острие атаки с целью либо поразить ворота, либо передать мяч партнеру в ударную зону.

Взять хотя бы пример из матча ФРГ — Голландия. Немцы, несомненно, учли, что левый защитник соперников Крол любит уходить вперед, и задумали использовать моменты ослабления обороны. Причем решили замаскировать свои замыслы и временами использовать в атаке по правому краю не форварда Грабовски, а защитника Банхофа. в одной из контратак Грабовски сыграл роль пассивного форварда, чтобы удержать рядом с собой голландского защитника. А мяч получил устремившийся вперед защитник Банхоф. Пройдя по свободному правому флангу, он передал мяч в центр, куда заранее устремился Мюллер. Именно с этой атаки и был забит решающий гол финального матча. Безусловно, данный вариант атаки был отрепетирован немцами заранее.

В матче с поляками бразильцы умело пользовались искусственным офсайдом. Но поляки заготовили контрход. Обороняясь, они оставили Лято на грани офсайда. Когда они завладели мячом, бразильские защитники двинулись вперед, оставив Лято в положении «вне игры». Но польский форвард тоже отступил в тыл и только в момент удара по мячу сделал рывок вперед. Партнер уже знал, куда следовало направить мяч. В конце матча поляки повторили этот же заранее подготовленный тактический прием, и Лято вышел один на один с вратарем, но, правда, попал в голкипера. Подобных примеров организации игры я мог бы привести еще немало.

На предыдущем чемпионате футболисты Бразилии, как никто, продемонстрировали умение организованно осуществлять простые и сложные атаки, образцово взаимодействуя в линиях их созидания и завершения. В ФРГ экс-чемпионы мира тоже имели в своих рядах одаренных защитников, способных не только по-боевому защищаться, но и умело, активно участвовать во всех стадиях атаки. Однако хавбеки и форварды бразильской сборной вели наступление настолько разрозненно, стихийно, что благие атакующие порывы защитников теряли смысл. Отсутствие плановых, организованных атак — один из существенных пробелов южноамериканских команд. Образцы организации игры во всех ее фазах показали футболисты ФРГ, Голландии, Польши. Их игры должны стать предметом особого изучения.

Уместно подчеркнуть, что комплектование команды, психологическая игровая совместимость футболистов, квалифицированное организаторское искусство во всех стадиях подготовки и игры команды в современном футболе приобретают исключительное значение.

* * *

Возросла частота чередования атакующих и оборонительных действий игроков, повысилась жесткость в единоборстве. Без максимального проявления волевых усилий и психологической устойчивости достигнуть больших успехов уже невозможно.

На чемпионате завидную неукротимость, настойчивость в достижении победы проявляли футболисты ФРГ и Польши. И именно этих качеств в решающий момент не хватало голландцам. Они не забивали не от того, что не умели. Повышенная нервозность, неуверенность в силе своего оружия не позволили им — и это мы видели не один раз — четко завершать атакующие комбинации. X чемпионат мира завершился несомненным триумфом европейских команд. Но и в самой Европе сменились лидеры и аутсайдеры. На Олимп мирового футбола поднялись футболисты ФРГ. На призовой вершине впервые появились футболисты Голландии и Польши, а несколько пониже — сборные Югославии, ГДР и Швеции. Где-то на «равнине аутсайдеров» пребывают прежде постоянные законодатели европейского футбола — команды Англии, Италии, Португалии, Испании.

Чем объяснить спад футбола в этих традиционно сильных европейских странах? На английском чемпионате футбол не был таким, как на мексиканском. А в Мехико он был не тот, что в Мюнхене. На каждом из трех последних чемпионатов мира открывались новые страницы мирового футбола, обозначались свежие тенденции его дальнейшего развития. Глубокий и правильный анализ качественных сдвигов, происшедших на мексиканском чемпионате, их творческая переработка и настойчивый труд позволили футболистам ФРГ, Голландии и Польши занять передовые позиции в мировом футболе.

X чемпионат во многом явился откровением для мирового футбола. Его достижения нуждаются во всестороннем и тщательном общем и расчлененном изучении. Наш долг — умело использовать все лучшее, что было продемонстрировано на чемпионате, для быстрейшего и качественного подъема отечественного футбола.

Николай ГЛЕБОВ,
заслуженный тренер РСФСР,
мастер спорта

« Предыдущая   Следующая »


^
^


Опрос
Каково Ваше отношение к материалам сайта?
  
Каков Ваш возраст?
  
Who's Online
Сейчас на сайте 36 гостей онлайн
 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker