viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
 
Сегодня: 07 июля 2022, 22:39
Главное меню
Главная
Новости
Разделы
Видео архив
Музыкальный архив
Ансамбли и музыканты
г.Кургана
Литературные сочинения
Галерея
Контакты
Гостевая книга
Поиск

Рейтинг материалов
Еще...

 

Главная arrow Новости arrow Футбол (1974) arrow Большой тренерский совет
Большой тренерский совет Отправить на E-mail

(Журнал «Спортивные игры» №??/1974) 

Первенство мира по футболу дало обильную пищу для размышлений: какими путями в дальнейшем будет развиваться игра, что нового показал всемирный смотр мастеров кожаного мяча в тактическом плане, какие новинки были продемонстрированы в техническом исполнении, как меняется взаимоотношение между игроками различных линий?

Советские специалисты, так же как и их зарубежные коллеги, делают практические выводы из уроков минувшего чемпионата мира. В Москве состоялось совещание ведущих тренеров страны, о котором мы рассказываем читателям «Спортивных игр».

Многое из сказанного на этом совещании может быть использовано в подготовке команд самого различного класса.


Матч сборных Голландии и Аргентины. Ворота Карневали (№1) атакует голландский форвард Реп.


Константин БЕСКОВ, старший тренер сборной СССР.

— У футболистов, съехавшихся на чемпионат, не было проблем, связанных с техникой игры. Они свободно и непринужденно манипулировали мячом, порою даже не глядя на него. Пользовались сериями приемов, выполняя их слитно, без пауз. Например, получая мяч, одновременно и обрабатывали его, и начинали обводку, имитируя при этом и ложное движение корпусом.

Правда, технический брак в матчах по сравнению с прошлым, IX чемпионатом увеличился. Но это я отношу на счет возросшего темпа игры и повышения мастерства обороняющихся.

Основным техническим оружием футболиста был и остается пас. Команды дорожили мячом, поэтому посылали его вперед, где намечалась борьба, не чаще, чем в стороны или назад — с целью продления контроля над ним. Если оборона соперников была разреженной или составляла одну линию, то команда атаковала быстро, а когда встречала организованную эшелонированную оборону, то начинала медленный и надежный розыгрыш мяча и поиски брешей в стане соперников.

Сборная Польши при медленной атаке предпочитала часто переводить мяч с фланга на фланг. Это вынуждало обороняющихся без конца перестраиваться: подстраховывающим игрокам приходилось выходить вперед и атаковать соперника с мячом, а партнерам — оттягиваться назад для помощи в случае неудачи. В ходе этих перестроек нередко возникали трещины в обороне, и тогда поляки нацеленным пасом бросали вперед своих игроков.

Футболисты ФРГ обычно сосредоточивали главные силы на одном фланге, здесь они разыгрывали мяч, создавали сильное давление, а затем внезапно переводили атаку на другой край, где вперед устремлялся полузащитник или даже защитник.

Характерная особенность медленных атак голландской сборной — широкое построение игроков, использование краев поля и перевод мяча с фланга на фланг. Голландцы растягивали ряды обороняющихся не только по ширине, но и в глубину поля. Четыре их защитника подолгу перепасовывали мяч, как бы приглашая трех форвардов противника испробовать свои силы в отборе. Следовало немало коротких и средних передач поперек поля и назад (в этой ситуации, но только не при быстрой атаке, подобные пасы полезны). А в удобный момент защитники делали длинную острую передачу, и голландские форварды на большой скорости устремлялись в атаку.

Итак, практика чемпионата мира доказала, что медленная подготовка атаки целесообразна. Она, кстати, имеет и психологическое оправдание: соперникам приходится подолгу играть в обороне, чтобы отобрать мяч, а это не такое уж приятное дело, особенно для форвардов.

Подготавливая атаку, футболисты ФРГ применяли самые разнообразные передачи, а в заключительной стадии предпочитали давать удобный для приема пас низом. Игроки сборной Польши и в завершающей части атаки использовали верховые передачи, так как Шармах и Гадоха хорошо играли головой.

Для голландцев характерна большая подвижность атакующих. Одновременно несколько игроков открывались для приема мяча. Пасы к ним шли разные, но непременно сильные, чтобы соперники не успевали сыграть на перехвате. Голландцы часто посылали длинные передачи за спину защитнику. Если это удавалось, то атакующий опасно выходил к воротам. Частые потери мяча при этих рискованных передачах, в конце концов, оправдывались редкими, но по-настоящему острыми прорывами голландских форвардов.

К сожалению, в играх чемпионата СССР мы очень редко видим активные групповые маневры атакующих и эффективные пасы за спину защитнику. Обычно один игрок ведет мяч, другой маневрирует, стремясь освободиться от опеки и принять пас, а остальные безучастно наблюдают, чем это кончится. Финал же бывает такой: длинный пас вперед и бег наперегонки форварда и защитника. В этом единоборстве почти всегда побеждает обороняющийся, так как ему достаточно отбить мяч, не задумываясь, кому он адресован.

Все футболисты голландской сборной своим маневрированием поддерживали в атаке активных форвардов. Если в обороне было 5 защитников, то в атаке мы видели не меньше 4, а то и 5 игроков. В наших же матчах мы чаще всего наблюдаем такое соотношение: 5 защитников и 2 нападающих.

Продемонстрированный голландцами эффективный длинный пас за спину защитнику нам непременно нужно использовать, точнее сказать, возродить. Он бытовал у нас в 60-х годах, в частности в играх «Торпедо», когда в автозаводской команде играли В. Иванов, Э. Стрельцов, С. Метревели.

Время ведения мяча на турнире в ФРГ снизилось по сравнению с чемпионатом мира в Мексике. Этого требовала целесообразность построения атаки. Ведь если игрок подолгу держит мяч, то против него легче организовать оборону. А кроме того, задержка мяча не дает возможности партнеру сделать неожиданный ход, импровизировать.

Дриблинг оправдывал себя лишь в некоторых ситуациях. Когда надо помедлить, подержать мяч, готовя атаку. Когда необходимо избежать положения «вне игры». Или когда соперник ожидает паса и уже готовится к игре на перехват. Тут игрок с мячом внезапно сам устремляется вперед.

Бросалась в глаза жесткая борьба за мяч. Причем арбитры не наказывали футболистов за такую манеру обороны. Как ни печально, но, видимо, жесткость в игре будет практиковаться и дальше. Придется и нам готовить своих защитников и полузащитников в таком же плане. В данном случае я имею в виду «жесткую» игру в пределах правил. Мы не можем и никогда не будем нацеливать наших футболистов на заведомую грубость. Однако учить их противоборству в пределах допустимого мы должны.

При потере мяча форвардам нужно смело бороться в зоне атаки. Подобные индивидуальные действия в матчах чемпионата мира часто приносили успех, и тогда немедленно создавалась острая обстановка, возникала угроза воротам.

От чемпионата к чемпионату совершенствуется организация обороны команды. Вот цифры за последние шесть мировых турниров: 1954 год —5,25 гола в среднем за игру; 1958-й — 3,87; 1962-й —2,87; 1966-й —2,78; 1970-й — 2,96; 1974 — 2,55 гола за матч.

Подключения защитников в нападение приносят немалую пользу. Если, конечно, игроки задней линии команды умеют действовать и на острие атаки. Такие защитники, кстати, есть и у нас в стране. Например, в тренировочном матче первой и второй сборных СССР голы забили игроки обороны Ольшанский и Бутурлакин.

Частично утратила свое значение импровизация игроков на поле. Даже высокотехничные футболисты Бразилии не смогли с ее помощью добиться желаемого результата. Стало ясно, что расположение игроков и основные ходы в атаке и обороне должны быть отрепетированы заранее.

Футбол идет по пути универсализации игроков. Но, может быть, для полной ясности лучше говорить о разносторонности подготовки футболиста, который должен не столько уметь делать все одинаково, сколько просто расширить свои функции? Я понимаю это так. Разносторонний футболист блестяще играет в своем амплуа и может грамотно действовать в эпизодах на любом другом месте.

Думаю, таких игроков надо готовить с детства. До 14—15 лет им нужна универсальная подготовка в игровой обстановке, наподобие той, что проходили футболисты нашего поколения в «диком футболе». Обычно наиболее одаренные игроки становились и самыми универсальными. Кроме этого, у юных футболистов надо развивать игровую хитрость, упорство и т. п. Сейчас во многих секциях мы, тренеры, нередко ограничиваем, сковываем действия мальчишки на поле задачами его игрового места. Этого делать не стоит. Юношей же 15—18 лет нужно специализировать в игре на определенном месте в команде.

На турнире в ФРГ господствовала система расстановки игроков 1+4+3+3. Лучшие команды играли с крайними форвардами, которые занимали места у самой бровки. Но на местах крайних нападающих располагались не обязательно штатные форварды. Здесь временами можно было видеть любого другого игрока команды. Атакующим важно было постоянно использовать всю ширину поля.

В комбинированной системе обороны сочетались персональный и зонный принципы. Некоторые команды не перешли на современные рельсы — и оказались у разбитого корыта. Так, зонная оборона бразильцев «4 в линию» частенько давала трещины. Итальянцы играли строго персонально, поляки сводили четырех их защитников в одно место, а затем использовали для атак свободные коридоры.

Так называемый «тотальный футбол» ныне стал нормой для лучших команд мира. Коротко его можно охарактеризовать так: это игра с максимальной отдачей сил — и физических, и психических — и почти постоянное участие футболистов в борьбе на любом участке поля.

Технико-тактические особенности игры футболистов различных амплуа претерпели существенные изменения по сравнению с мексиканским чемпионатом. Так, например, быстрые крайние защитники постоянно поддерживают теперь атаки своей команды. К примеру, левый бек сборной ФРГ Брайтнер, по нашим подсчетам, 24 процента игрового времени провел в нападении.

Основная задача переднего центрального защитника — нейтрализовать соперника с мячом, идущего в атаку первым. Отобрав мяч, сыграть накоротке с партнером, обеспечивая надежность паса.

Задний центральный защитник (например, поляк Горгонь) — подстраховывает партнеров, играет на опережение, перехватывая мяч.

Свободный защитник (типа Беккенбауэра) — меняет позицию в зависимости от игровой обстановки. Ему дана свобода выбора. Он дирижирует действиями партнеров, подключается к атакам, доходя до штрафной площади противника, занимает свободный край, когда защитник с этого места уходит вперед, и т. п.

Опорный полузащитник (его роль в команде ФРГ выполнял Банхоф) — это волнорез, встречающий прибой атаки соперников. Для него характерны высокая скорость постоянных перемещений, агрессивные подключения к атакам. Свободный защитник и опорный полузащитник — это, по сути дела, резервы команды для действий как в момент атаки, так и в обороне.

Разыгрывающий игрок (Оверат, Круифф) — постоянно выискивает позицию для приема мяча, умеет освобождаться от опекуна, руководит партнерами по атаке, сам подключается в нападение. Эффективность игры такого футболиста может быть высокой лишь тогда, когда он в хорошей физической форме. В этом нас убедила неудачная игра таких известных футболистов, как Нетцер и Ривера, утративших к чемпионату высокую физическую кондицию.

Крайний нападающий (для этого амплуа типичен Лято) — много маневрирует для освобождения от опеки, довольно редко получает мяч, да еще непременно в борьбе с соперником, так что ему нужно быть морально подготовленным к такой роли. Он также выполняет оборонительные задачи, когда на его крае чужой защитник устремляется в атаку.

Для центральных нападающих трудно определить эталон, так как все центрфорварды были оригинальны: Мюллер, Шармах, Анастази, Боевич и другие. Каждый действовал в силу своих возможностей.

Мюллер может весь матч ожидать своего единственного шанса и затем мастерски его использовать. Иногда он, тесня защитников спиной, выполнял роль «стенки» для партнеров — так с его передач игроки сборной ФРГ забили мячи в ворота шведов.

Круифф не только великолепный техник, но, что главное, думающий футболист. Он значительно расширил диапазон своих действий, во многом полагается на интуитивное предчувствие возможных событий на поле. Чтобы избавиться от опекуна, отходит назад вплоть до своей штрафной площадки. Здесь не просто отдыхает, а подстраховывает партнеров, вступает в единоборство, которое ведет умело, и выполняет любые другие оборонительные функции. При начале же атаки задерживается в глубине поля, его «сторож» отступает назад, чтобы помочь обороне, и тогда Круифф «взрывается».

При всей разноплановости действий центральных нападающих можно выделить и общие черты их игры. Это высокая техника, скоростная выносливость, разносторонность подготовки (универсализм), психологическая устойчивость (играют с подъемом, не реагируют на нарушение игровой дисциплины соперниками или на спорные решения арбитра). Действия лучших «центров» на чемпионате в Мюнхене — это новый этап в организации игры, в расширении функций футболистов, выполняющих главную роль в команде.

Нам нужно творчески освоить все лучшее, что было продемонстрировано в матчах X чемпионата мира!


Играют команды Польши и ФРГ. Беккенбауэр (№5), подстраховав партнера, вышел навстречу Дейне, бьющему по воротам.
Фото А. Хомича


Гавриил КАЧАЛИН, старший тренер московского «Динамо».

— Главное внимание на X чемпионате мира я уделил ударам по воротам.

В шести матчах с участием сильнейших сборных (ФРГ, Голландии, Польши, Бразилии, Швеции, Югославии) игроки 165 раз били по воротам и забили 14 голов.

Эффективность обстрела цели с близких и дальних дистанций была различной. Из-за штрафной площадки футболисты 90 раз били по воротам, но попали в цель лишь 38 раз, а в сетке оказался только один мяч.

А вот цифры обстрела ворот из пределов штрафной площадки: 75 ударов, 48 попаданий в створ ворот, 13 голов. Красноречивые цифры?

Какова доля в ударах по воротам игроков разных амплуа? Чаще всех обстреливали цель форварды, остающиеся главной ударной силой команды. Их дальние удары: 37 раз, 17 попаданий в створ ворот, 0 голов. Ближние удары: 40 раз, 24 попадания, 7 голов.

Полузащитники отстали от форвардов ненамного. Дальние удары: 34 раза, 11 попаданий, голов не было. Ближние удары: 28 раз, 18 попаданий, 5 голов.

Защитники обстреливали цель значительно реже. Дальние удары: 24 раза, 10 попаданий, 1 гол. Ближние удары: 7 раз, 6 попаданий, 1 гол.

Интересно, что нынешние чемпионы мира — футболисты ФРГ стремились предоставить право на завершающий удар в первую очередь форвардам и хавбекам. И только когда в матче со шведами отстали в счете, усилили «дальний огонь»: защитники команды ФРГ 8 раз ударили по воротам. Поведя затем в счете, команда ФРГ вернулась к обычному построению атак с наибольшей активностью игроков передних линий. Причем завершающие удары футболисты стремились наносить из центральной полосы поля перед воротами. Если мысленно продлить боковые линии вратарской площадки в глубь поля, то мы получим эту полосу «наиболее интенсивного огня».

Как выглядит временная характеристика ударов по цели? Если разделить каждый тайм на 15-минутные отрезки и в них подсчитать завершающие удары, то станет ясно, что наиболее опасными для ворот оказывались удары в первой и последней трети времени. Начало тайма: 55 ударов — 6 голов. Середина тайма: 53 удара — 2 гола. Конец тайма: 59 ударов — 6 голов.

Никита СИМОНЯН, старший тренер «Арарата».

— На мюнхенском чемпионате мира окончательно восторжествовал универсализм. Каждый футболист играл в своем амплуа, но каждый в ходе матча мог в любом эпизоде заменить партнера. По этому, в частности, в лучших командах мира — сборных ФРГ, Голландии, Польши — все позиции в линиях всегда были заняты и явных ошибок в обороне почти не было.

Безусловно, защитники не в силах полностью заменить нападающих, но в меру сил (процентов на 70) они это делали, и этого было достаточно для современного ведения игры. Универсальность, дополненная отрепетированной системой взаимозаменяемости игроков, исключила шаблон в атаке. Соперники не знали, кто, где и в какой момент пойдет вперед.

На поле постоянно шла упорная и жесткая борьба, и никто от нее не уклонялся, никто не трусил. И при этой яростной борьбе судьи очень редко останавливали матч — не прерывали атлетические единоборства. Нашим арбитрам, думаю, надо учесть эту практику.

В учебно-тренировочной работе нам нужно будет теперь основное внимание уделить воспитанию стойкого, твердого характера как у мастеров, так и у начинающих футболистов.

Николай ЛЮКШИНОВ, заведующий кафедрой футбола Ленинградского института физкультуры.

— Еще на английском чемпионате мира футболисты демонстрировали высокое развитие таких качеств, как сила, скорость, смелость. Ныне значительно поднялись еще и работоспособность футболистов, атлетизм, упорство в борьбе, проходившей обычно в рамках правил.

Мы наблюдали за физической подготовкой сильнейших участников чемпионата, и теперь можем сравнить ее с показателями советских футболистов. Приведу цифры, характеризующие игровые действия Круиффа, Мюллера и наших центрфорвардов (цифры идут в таком же порядке):

Медленные пробежки — 217, 203 и 299 раз за матч.

Ускорения — 11, 19 и 59 раз.

Рывки — 56, 51 и 64 раза.

Борьба за мяч — 19, 14 и 25 раз.

Общее время бега — 31,16; 32,26; 38,00 мин.

Время интенсивной работы — 2,59; 2,34; 6,15 мин.

Это сравнение показывает, что по работоспособности и по интенсивности участия в игре наши центральные нападающие не уступают европейским «звездам» первой величины и даже превосходят их.

Но цифры, характеризующие непосредственную игру с мячом, заставляют задуматься:

Количество операций с мячом — 54, 50 и 32 за матч.

Брак в игре — 10, 11 и 13 раз в среднем за игру.

Здесь Круифф и Мюллер намного впереди наших игроков, что объясняется, конечно, превосходством в технике и индивидуальной тактике.

Интересно сравнить антропометрические данные игроков команд-призеров: ФРГ, Голандии и Польши (даю цифры в таком же порядке):

Средний рост футболистов: 177,3; 177,9; 179,9 см.

Средний возраст: 26,7; 26,6 и 25 лет.

Средний вес: 71,7; 75,5 и 76,3 кг.

Если сравнить между собой нападающих самого высокого класса, то окажется, что почти все они довольно схожи по физическим данным. Видимо, существует какой-то оптимальный тип форварда, или, иными словами, игроки этого амплуа имеют специфику в антропометрии.

Вот подтверждающие эту мысль цифры:

Круифф — рост 176 см, вес — 71 кг.

Мюллер — 176 см и 63 кг.

Грабовски — 176 см и 62 кг.

Хельценбайн — 172 см и 65 кг.

Лято — 175 см и 71 кг.

Кстати, и многие другие знаменитости — Пеле, Тостао, Любаньский — имеют такие же данные. И только голландец Реп являет собою исключение из этой закономерности. Его рост 182 см и вес 80 кг. Все остальные выдающиеся футболисты менее рослые и более легкие.

О возрасте футболистов. Игроки 28—30 лет были лучшими на чемпионате мира. Это Мюллер, Грабовски, Хельценбайн, Майер, Беккенбауэр, Оверат. Следовательно, главное не в возрасте (у нас почему-то игрока, приближающегося к 30-летнему рубежу, спешат отправить на отдых), а в умении и желании играть.

Олег БАЗИЛЕВИЧ, начальник команды киевского «Динамо».

— Темой моих наблюдений на чемпионате мира была скоростная выносливость игроков. Здесь футболисты сделали большой шаг вперед, и потому им по плечу стали решения самых сложных задач, которые ставят перед ними тренеры. Я имею в виду и активное участие всех игроков в обороне и атаке, и коллективное нападение с использованием всего игрового пространства, и широкий групповой маневр, и универсализацию игроков.

Ныне требования к физической кондиции игроков очень высоки. Скорость, к примеру, Круиффа по-настоящему спринтерская. Его результат в беге на 100 метров — 11 секунд.

Сильнейшие футболисты овладели специальной скоростной техникой игры. Например, шесть игроков сборной ФРГ в ходе одной из комбинаций преодолели 70-метровый отрезок поля за 12 секунд. Еще пример. Голландцы в матче со сборной ГДР ввели мяч в игру с вратарской площадки и после 6 касаний мяча всей командой придвинулись к воротам соперников. И на все это потребовалось лишь 15 секунд!

Что же обеспечивало высокий уровень скоростной выносливости сильнейших участников чемпионата? Прежде всего — хорошая атлетическая подготовка, тонкая координация движений, умение расслабляться во время коротких пауз, возникающих в игре. А помимо этого, помогала воспитанная у игроков устойчивость к большим нагрузкам, которые стали привычными.

Марк ГОДИК, научный сотрудник ВНИИФК.

— В Мюнхене я фиксировал игру Беккенбауэра. Оказалось, что он очень мало бегает. Например, у Круиффа и Мюллера набирается по 30 минут медленного бега за матч, а у Беккенбауэра — только 8 минут. Свободный защитник сборной ФРГ в основном ходит, а не бегает. Заранее направляется туда, где через несколько секунд действительно возникает интересная игровая ситуация. Его интуиция, умение разгадывать будущие ходы соперника просто удивительны. Этот игрок весь матч остается свежим и потому совершает мало ошибок. Выполнив 114 операций с мячом, он лишь 7 раз допустил неточность. У него, как и у других лучших футболистов, к концу матчей процент технического брака не увеличивается.

Наших же футболистов эта проблема продолжает волновать. У наших игроков процент брака в начале матча достигает 60 процентов, потом снижается до 15, а в конце вновь поднимается до 50 процентов. Здесь сказывается недостаточная скоростная выносливость, а может быть, излишние рывки. Ольшанский, например, за один тайм матча на первенство страны пробежал расстояние больше, чем Беккенбауэр за 3 матча чемпионата мира. Наступающее утомление, конечно же, увеличивает брак в игре.

Ахмед АЛЕСКЕРОВ, старший тренер «Черноморца».

— Меня заинтересовал вопрос: откуда голландские футболисты черпают силы для беспрестанного движения и острых атак? Понаблюдав за ними, я обнаружил некоторые закономерности.

Голландцы находят возможности для восстановления сил во время матча. Этому помогает разумная организация атак. Скажем, их форварды в нападении потеряли мяч и, преследуя соперников, передвигаются к центру поля. Где-то здесь игроки сборной Голландии завладели мячом и начинают очередную атаку. Кто сейчас пойдет вперед? На этот раз на острие атаки выдвигаются полузащитники, а форварды в легком свободном беге восстанавливают дыхание и сзади поддерживают партнеров, создавая второй эшелон нападения. В следующий раз вперед снова устремляются отдохнувшие форварды...

А вот если проследить за игрой итальянских нападающих, то увидишь другую картину. Тройка форвардов, преследуя чужих защитников, прибегает в центр поля, а после отбора мяча вновь идет в атаку. Ну разве может уставший футболист постоянно атаковать (а тем более быстро контратаковать) настолько же эффективно, как отдохнувший?

Развертывая атаку на фланге, голландцы сохраняют на другом крае как бы «мертвую зону» — в ней игроки не проявляют активности. Именно из этой зоны футболист, вроде бы не участвующий в нападении, выходит на завершающий удар. Это может быть и полузащитник и защитник. В связи с такой организацией атаки необходимы игроки-универсалы. Я за универсализацию игроков. Если мне предстоит важный матч на выезде и состав команды приходится ограничивать, то я возьму с собой того из защитников, кто умеет сыграть и в атаке.

« Предыдущая


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker