viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
Главная
«Не вляпаться бы снова в такой «социализм»...» Отправить на E-mail

(Газета "Советская молодежь" (30.03.1990))

Слово ветерана.

Читая интервью Е. К. Лигачева «Нужна атмосфера созидания» («Ветеран», №5, 1990), невозможно отделаться от мысли, что нас, ветеранов, считают выжившим из ума старичьем, которому можно откровенно пудрить мозги. Ветераны? Ах, это те, которые молятся Отцу Народов и читают на ночь нинандреевские молитвы! Сами напрашиваются на то, чтобы им лапшу на уши вешали! Кому-то выгодно поддерживать такое мнение о ветеранах.

О чем же конкретно идет печь в пространном интервью секретаря ЦК по сельскому хозяйству?

Е. К. Лигачев сожалеет о том, что мы «не берем в союзники патриотические и героические страницы прошлого», не называя лукаво при этом своими именами эти страницы.

Давайте полистаем книгу Бытия. Если не считать четырех лет войны, что же там остается? Коллективизация...Голод... Большой террор... Тотальное попрание прав человека... Воровской сговор с нацистами... Расстрел культуры... Экологическая катастрофа...

Раньше в качестве святынь упоминали Днепрогэс и Магнитку. Теперь даже Е. К. Лигачев стесняется это делать. Странно, право, молиться на фабричные трубы и беломорканалы! Мы вроде бы давно перестали быть язычниками.

Нет, не вижу «союзников», не вижу причин «гордиться общественным строем» и восхищаться его «огромным потенциалом».

Е. К. Лигачев утверждает, что страна «смогла стать действительно великой державой, которая пользуется огромным влиянием на международной арене... И все это при жизни одного поколения...». И что «без участия нашей страны не решаются значительные проблемы всей цивилизации»,

В чем, по мнению Е. К. Лигачева, выражается величие державы? Какой смысл вкладывает в это слово секретарь ЦК? Ну не географический же! В этом смысле Россия велика с незапамятных времен.

Может быть, по уровню жизни советского человека? Нет, ветераны с их нищенскими пенсиями отлично знают, что это за уровень. Быть может, по техническому прогрессу? По образованию? По культуре? Увы, нет...

Так чего же у нас больше, что, по мнению Е. К. Лигачева, делает нас великими? А ведь в самом деле, есть такой показатель. Мы превзошли все страны по количеству танков, ракет и бомб. У нас самая больная армия в мире. Мы стали великой военной державой. Естественно, такая великая сила, такой кулак играет колоссальную роль на международной арене, с ней прихдится считаться. Ее, эту силу, боятся.

Супруга Николая Второго советовала мужу: не нужно, чтобы любили, надо — чтобы боялись.

Вот и нас боялись.

А когда перестают бояться, то Прага и Варшава ощетиниваются лозунгами: «Русские оккупанты, убирайтесь домой!». Какой стыд!

Подчеркивая, что «при одном поколении», Е. К. Лигачев забывает, сколько было загублено поколений во имя реализации бредовых идей «построения социализма в одной отдельно взятой стране» и устроения мировой революции. И что все 72 года мы только тем и занимаемся, что показываем миру, человеческой цивилизации, как не надо.

А если и пытались решать «значительные проблемы», то исключительно при помощи «пламенных моторов» Т-34 — в 1956 году в Венгрии, в 1968 году в Чехословакии, в 1979 году в Афганистане... А в Польше в 1981 году поляки сами завели свои моторы, только чтобы мы избежали искушения завести у них советские.

Чего же добились мы такими «решениями»? Что все коммунистические режимы в Европе в одночасье рухнули по принципу домино. Внутри страны «значительные проблемы» решались с помощью пистолета и изнасилованием природы: осушали моря, затопляли черноземы, отравляли реки, вырубали леса...

Е. К. Лигачев утверждает, что «социализм освободил человека от эксплуатации», умалчивая о том, что заменил ее еще более жесткой эксплуатацией человека государством. Такой, которая и не снилась Морозову, Прохорову, Рябушинскому и Елисееву.

Весьма спорным кажется мне самодовольное утверждение Е. К. Лигачева, что «45 лет без войны — это заслуга нашей страны». Давайте вспомним, сколько раз именно наша страна ставила мир на грань войны: блокада Берлина... Карибский кризис... Венгрия 1956 года... Чехословакия, 1968... остров Даманский... Афганистан...

Совершенно фантастически звучит утверждение Е. К. Лигачева, что «расцвет культуры в республике (имеется в виду Литва) совпадает с периодом 60—80 гг.».

А мы-то в простоте душевной полагали, что это время именуется застоем! А это, оказывается, расцвет. Может быть, просто в интервью вкралась ошибка? оговорка? Может быть, Е. К. Лигачев хотел сказать: расцвет застоя?

Не могу согласиться с Е. К. Лигачевым в том, что «партия начала перестройку». Будем откровенны: в своей массе члены партии 70 лет не имели ни малейшей возможности влиять на политическую жизнь страны: все решал один человек — генсек. Партия ничего не могла начать. Она могла лишь целиком и полностью одобрять и поддерживать генеральную линию генсека, какой бы абсурдной она ни была, эта «линия».

Перестройку решил начать один человек: М. С. Горбачев. Что же касается партии в лице ее освобожденных функционеров — среднего звена (обкомы), то все пять лет она оказывает пассивное сопротивление, не желая лишаться льгот, привилегий, власти, которая позволяет «авангарду» руководить всем, не отвечая ни за что.

А почву для перестройки подготовило движение диссидентов во главе с академиком А. Д. Сахаровым.

Партийных функционеров не устраивает ни демократизация самой партии — возврат к положению, существовавшему до X съезда, — ни демократизация государства. Вот что говорит по этому поводу Е. К. Лигачев: «Партия — не дискуссионный клуб, это боевая организация, которая сплачивает и ведет людей на большие дела, удерживая в своих руках политическую инициативу».

Не правда ли, знакомые вариации все на ту же старую мелодию: «партия — это орден меченосцев»? «Большие дела» — это тоже было, было, было... Были пятилетки... Была знаменитая «Продовольственная программа до 1990 года», которую так блестяще провалила «боевая организация».

Кстати, о продовольствии и сельском хозяйстве. Ветераны с изумлением узнают что наше сельское хозяйство отнюдь не в тупике, как заявляют очернители, а совсем наоборот, и что мы если и отстали от Штатов, то совсем не намного: на 30 лет всего, и что если в сельское хозяйство кинуть еще две-три сотни миллиардов рублей, то все будет о'кэй. Об уже кинутых в эту чертову прорву сотнях миллиардах, которые даже не аукнулись, Е. К. Лигачев предпочел умолчать.

Однако если не в тупике, то что значит, что мы покупаем пшеницу в Англии (где же это британцы нашли на своем островке посреди крикетных площадок местечко для того, чтобы посеять для нас пшеничку?!) и даже в Саудовской Аравии (в оазисах они ее, что ли, там выращивают специально для СССР?!); масло в ФРГ, мясо в Аргентине, картошку в ГДР и Польше, сахар на Кубе...

Ну и так далее...

Может быть, это не тупик, а... расцвет тупика?

Впрочем, в конце, интервью Е. К. Лигачев признается, что «все(!) запросы пока (!) не удовлетворим» (это после новых безумных инъекций в виде сотен миллиардов!), и что «иллюзии здесь неуместны», и что опять-таки нужны «огромные затраты» и «финансовые ресурсы».

«Пока» тянется уже в течение 72 лет, а потому «неуместными иллюзиями» мы давно себя не тешим в ожидании нового грандиозного блефа «Продовольственной программы до 2000 года». Или — еще дальше.

Что же касается новых гигантских затрат в сельском хозяйстве в масштабе минводхозовских авантюр, то на это можно согласиться с легким сердцем, поскольку деньги мы всегда и в любом количестве можем напечатать! Чем больше затрат, тем выше и больше безответственность затратчиков. Это закон нашей абсурдной затратной, валовой экономики.

СВОЕОБРАЗНО оценивает Е. К. Лигачев и события в Восточной Европе. Великая Демократическая революция, которая смела тоталитарные, коррумпированные режимы, по его мнению, есть «демонтаж социализма, утрата компартиями роли правящих». Такая вот неприятность: утратили свои роли ордена меченосцев, боевые организации и их одиозные магистры: хонеккеры, гусаки, чаушеску, живковы. А иные ордена — польский — вообще канули в Лету. Югославские публицисты пишут, что СКЮ «стал носителем реакционных тенденций, судорожно отстаивая такое видение социализма, которое исторически не оправдалось» («Изв.», 22. 01.1990). Корреспонденты из Румынии сообщают, что там после революции стало «впервые сытно и тепло» («Изв.», 4.01. 1990).

Европа вступает в новую эпоху, народы обретают свободу, им «впервые стало сытно и тепло», а с точки зрения Е. К. Лигачева, это — «демонтаж социализма» и «утрата роли», достойные сожаления.

Так и хочется вослед за поэтом воскликнуть: какое нынче тысячелетье на дворе, товарищ Е, К. Лигачев?!

Сейчас партократы с тревогой заговорили о внезапном падении авторитета партии, о падении доверия к ней, что выражается в утрате «правящей роли». Будто эти процессы начались вчера! В глазах интеллигенции партия утратила доверие в 1922 году... В глазах крестьян — в 1929 году... Могли ли доверять партии рабочие после расстрелов демонстраций в Петрограде, Астрахани, Новочеркасске?

Ни авторитета, ни доверия давно нет...

И последнее.

Корреспондент «Ветерана» Кузнецова, задававшая Е. К. Лигачеву вопросы, цитирует письма ветеранов в редакцию.

Один ветеран жалуется: «Каково читать, что он (ветеран) защищал не свой народ, а сталинскую тоталитарную систему», другой ветеран просит: «Не зачеркивайте наше прошлое, не бередите наши раны, дайте нам умереть спокойно...».

Вот такие письма.

Выслушав их, Е. К. Лигачев начинает кого-то обвинять в «искажении истории», в том, что у нас «не раскрывается истинное лицо буржуазной действительности» и что он «хотел бы... категорически восстать против усилий некоторых людей перечеркнуть наше прошлое, настоящее и, значит, будущее».

Ах, как бы было замечательно, если можно было бы перечеркнуть наше прошлое! Как бы хотелось прожить эти 72 года по-другому! Ну, скажем, по-бухарински или по-рютински! Да ведь из песни слова не выкинешь. История пишется не братьями Стругацкими. Как бы мы ни приглаживали, ни лакировали, ни вычеркивали из памяти, оно, это прошлое, увы, всегда с нами. Как бы оно ни было ужасно, это наше прошлое. И нельзя забывать о нем, чтобы оно не повторилось снова в будущем! Перечеркнуть прошлое не в наших силах. А вот знать его досконально обязательно, чтобы будущее не стало такими же гекатомбами ГУЛАГа, что остались у нас в прошлом.

Партократы хотят вбить клин между ветеранами и остальным обществом, стремясь в своей борьбе против демократизации страны вербовать себе союзников по неправедному делу во всех слоях общества.

А я, ветеран, вот что скажу ветеранам.

Что поделаешь, коли, защищая свою землю и народ, мы одновременно подарили лишних 12 лет своему палачу. Объективно так получилось. Заслонили и его, когда над Родиной нависла страшная опасность, которую сам палач и накликал, поднимая тосты за здоровье своего берлинского дружка.

России фатально не везло на правителей. Был один добрый царь — Александр Второй, и в того кинули бомбу сами же, поскольку уж привыкли к жестоким правителям, добрый был как бы уже не с руки...

А воевали мы правильно, защищали землю и народ, и не вина наша, а беда, что в Кремле сидела в это время банда тиранов.

Народ, когда еще были силы, восставал против тирании. Вспомним матросов Кронштадта, крестьян Тамбова, рабочих Петрограда и Астрахани, легших под пулями Антонова-Овсеенко и Тухачевского. Вот этот народ мы и защищали! Так что упрек явно не по адресу. Народ всегда был противником тирании.

Не мы защищали сталинизм, а все тот же Тухачевский, когда расправлялся с восставшими тамбовскими крестьянами. Хотя ему достаточно было шевельнуть мизинцем, и его механизированные корпуса не оставили бы мокрого места от кремлевского клоповника. Ан нет, не шевельнул, думал отсидеться в теплых хоромах, будто не видел, что творится в стране. Народ сопротивлялся, а он и не помышлял. Да ведь и не отсиделся, сам пошел на заклание, имея в руках такую силу!

Защищала сталинизм кучка холопов, которым было плевать на народ, храбрых только против безоружного народа и трусливо дрожавших перед «рябым чертом». И своей жизнью, и даже своей бесславной смертью они защищали тиранию.

Гитлеровские генералы оказались куда храбрее: они все-таки попытались избавиться от фюрера!..

А что могли мы со своими жалкими трехлинейками?!

Но, думается, сейчас уже не это нас должно волновать. Не это главное. Важно другое. Умирать спокойно нам можно в том случае, если мы будем знать наверняка, что нашим внукам не грозит участь их дедов вляпаться в тот самый «социализм», о демонтаже которого так сожалеет Е. К. Лигачев...

Михаил ГОСТЕВ, ветеран ВОВ.

 

« Предыдущая   Следующая »


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker