viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
Главная
Игра без правил Отправить на E-mail

(Журнал "Смена" №1/1988)

Прошло немало времени с того дня, когда народный артист СССР Раймонд Паулс вручил награды победителям II Всесоюзного телевизионного конкурса молодых исполнителей советской эстрадной песни. И споры, дискуссии вокруг конкурса не утихают до сих пор.

«Юрмальский бум» вполне понятен: слишком долго все мы ждали, когда у нас в стране появится музыкальный форум, на подмостках которого будут «рождаться» талантливые эстрадные певцы. Но вот явился на свет Юрмальский смотр молодых исполнителей советской эстрадной песни, и мы... растерялись.

«Юрмала-87»

В «Положении» о конкурсе в Юрмале сообщается: «Всесоюзный телевизионный конкурс молодых исполнителей советской эстрадной песни проводится ежегодно в городе Юрмала Государственным комитетом СССР по телевидению и радиовещанию совместно с ЦК ВЛКСМ, при содействии Министерства культуры СССР, Союза композиторов СССР на базе Гостелерадио Латвийской ССР...» К участию в конкурсе допускаются «профессиональные вокалисты — солисты, работающие в концертных организациях, театрах, кино, а также учащиеся высших и средних специальных учебных заведений культуры и искусства, не старше 30 лет».

Умышленно полностью цитирую отдельные разделы «Положения», поскольку его текст не был опубликован. Более того, многие из финалистов «Юрмалы-87» узнали о нем только по окончании самого конкурса.

Приглашения принять участие в конкурсе были направлены в 67 областных и 14 республиканских центров. В РСФСР было организовано 4 зональных центра: во Владивостоке, Ленинграде, Свердловске, Красноярске. Города закреплялись за зонами по географическому принципу. Но последнее слово в выборе участника финала принадлежало все-таки вышестоящему столичному начальству, которое, просмотрев видеозапись, сообщало свое окончательное решение. Для многих победителей отборочных состязаний это решение прозвучало как гром среди ясного неба, поскольку «дошло» до них накануне финала и времени на серьезную подготовку уже не оставалось.

Примечательно, что широкие полномочия, которыми наделило себя руководство Главной редакции музыкальных программ ЦТ в вопросах отбора кандидатур для заключительного этапа состязаний в Юрмале, в «Положении» юридически не предусмотрены. С позиции же здравого смысла возникает закономерный вопрос: а стоило ли городить огород и обременять местное вещание?! Ведь мероприятия по зональным конкурсам «Юрмалы-87» не были включены в планы местных музыкальных редакций, а значит, они не обеспечивались ни телетехникой, ни дополнительными денежными средствами. Например, организация телесостязаний молодых певцов оказалась не «по карману» Ленинграду, который должен был принять у себя представителей 23 городов! В результате талантливая творческая молодежь средней полосы России осталась вне конкурса. Среди них были и те, кому в следующем году исполнится 30 лет.

Не существовало и единой для всех четко разработанной «формы» проведения зональных смотров. Поэтому некоторые руководители, например, председатель Новосибирского Гостелерадио, основательно сомневаясь в целесообразности санкционируемого сверху мероприятия, телеграфировал в Москву о том, что в их крае талантливая певческая молодежь отсутствует. Четыре союзные республики вовсе отказались участвовать во II Всесоюзном телевизионном конкурсе «Юрмала-87». В итоге из 82 городов, попавших в список, в предварительном зональном смотре «состязалось» 45. На сцену концертного зала Дзинтари вышло 23 молодых исполнителя из 17 городов. Согласитесь, для нашей страны цифры до обидного малы.

Как ни парадоксально, но в «Положении» о конкурсе в Юрмале один из важнейших организационных вопросов — о принципах и критериях судейства — упомянут вскользь, что называется, в последних строках. До сведения лишь доводилось, что для оценки выступлений участников создается жюри, в состав которого входят деятели советского искусства и представители общественных организаций. Однако на конкурсе представителей общественности среди членов жюри мы так и не увидели. Затем перечислялись призы и премии победителям, оговаривалось право присуждать не все премии. Не забыли обмолвиться и о принципе жеребьевки, и о 12-балльной системе оценки выступлений.

Но эта легковесная, в одну строчку, экспресс-информация далека еще от квалифицированно сформулированной «системы» обусловленных критериев судейства, помогающей, к примеру, понять, почему Мераб Сепашвили при уверенной победе на I туре «проиграл» во II туре Валерию Каримову. И это тем печальнее, что «решение жюри является окончательным и пересмотру не подлежит».

Сложно квалифицировать, к какому виду деловых бумаг принадлежит «Положение», регулировавшее состязания молодых певцов в Юрмале. Одно бесспорно: пока телеконкурс молодых исполнителей — игра без правил.

Какие песни петь?

— По названию конкурса трудно определить, в каком стиле и какие песни к нему надо готовить. Что вообще подразумевает понятие «советская эстрадная песня»? Объяснить и помочь выбрать песню на белорусском радио не смогли, — поделилась своей болью Людмила Куц из Минска.

— Тексты песен согласовывались по телефону с музыкальной редакцией в Москве. Если слова не устраивали редактора, то они безапелляционно отвергались. Взамен ничего не предлагалось. Неужели при такой системе победа на конкурсе реальна?.. — говорил мне минчанин Владимир Стамати.

Специалисты, по долгу службы обязанные посоветовать, какие музыкальные произведения желательно приготовить к телесмотру, вразумительного совета дать не могли по самой простой причине — они сами не знали. Яркая иллюстрация — инцидент, происшедший на одной из репетиций.

Эстрадный оркестр Латвийского радио и телевидения под руководством А. Закиса в связи с острой нехваткой репетиционного времени не успевал разучить далеко не простую по музыкальному рисунку партитуру песни Р. Амирханяна «И каждый день, как новый путь», представленную на конкурс певицей из Еревана Сатеник Тоноян. Несмотря на ее просьбы, дополнительных репетиций не дали. Кроме того, тоном, недопустимым в человеческом общении, музыкальный редактор ЦТ А. Н. Дмитриева доказывала исполнительнице, что музыка Р. Амирханяна — «это песенная симфония в трех частях», а потому «задачам конкурса не соответствует». И хотя, по мнению редактора, песня «безусловно выигрышная» и позволяет певице продемонстрировать во всю мощь красоту голоса, А. Н. Дмитриева за два дня до начала конкурса требовала заменить песню. Выяснить, почему произведению композитора Амирханяна отказано пребывать в ранге «советской эстрадной песни», не удалось. Монолог музыкального редактора ЦТ, к сожалению, свидетельствовал об одном — соответствовать задачам данного конкурса песне мешает только... «профессиональное чутье» Аллы Николаевны Дмитриевой. Никаких официальных вердиктов, устанавливающих репертуарные рамки телеконкурса в Юрмале, а главное — толкующих сам термин «советская эстрадная песня», до сих пор не существует. В «Положении» не было даже строчки, «намекающей» на то, в чем все-таки разница между репертуаром телеконкурса в Юрмале и песенной программой не менее популярного телеконкурса в Сочи. Придумав форму нового развлекательного музыкального зрелища, его создатели не побеспокоились о ее достойном содержании. Конкурсантам была предоставлена полная свобода выбора песенного материала, и им ничего не оставалось, как ринуться самим писать музыку. И то, что композиторское ремесло не терпит дилетантства, показала следующая статистика — 3 из 6 участников финала в Юрмале, вынесшие на суд свои собственные сочинения, «не дожили» даже до II тура.

Кстати, низкого качества оказались и произведения профессиональных авторов, прозвучавшие на конкурсе. Так, главный редактор музыкального радиовещания Г. К. Черкасов честно признался на одной из пресс-конференций, что для фондовых записей молодых исполнителей на радио будет трудно подобрать музыкальный материал.

Отмечая блеклость, монотонность музыки, председатель жюри конкурса Раймонд Паулс невесело пошутил, оценив некоторые песни как «соло саксофона с оркестром», где певец только изредка подпевает. Был недоволен молодыми вокалистами, не сумевшими самостоятельно выбрать себе песни, и главный редактор Главной редакции музыкальных программ В. В. Упорин. А по справедливости, именно на него должны были обидеться конкурсанты. Уж на ЦТ им могли бы помочь выбрать песенное произведение.

Ежегодно худсоветом данной редакции принимается около 150 новых песен. Так неужели среди них не наберется десятка два, достойных уровня Всесоюзного телеконкурса?!

Или почему бы заранее не провести среди молодых авторов-песенников конкурс на лучшую песню для юрмальского форума? Тем более, что такая премия уже оговорена и присуждается в соответствии с «Положением».

Изрядно кривили душой на телевидении, убеждая всех, что исполнители пользовались в Юрмале «свободой выбора» музыкального материала. Если кто и обладал неограниченными полномочиями в области репертуара, так это музыкальный редактор ЦТ, которая заставляла авторов «переделывать» текст песни, что называется, до последней минуты. По этой причине Лариса Конащук песню И. Стецюка на слова Н. Бровченко «Я забуду» за три часа до выхода на сцену пела еще... по бумажке. Редактор имела право, не вдаваясь в причины, вообще отвергнуть облюбованную конкурсантом вещь.

Музыкальный редактор «Юрмалы-87» оказалась последней инстанцией, решающей, чья и какая музыка будет звучать в зале Дзинтари.

Большая часть музыкального материала для конкурса даже не прослушивалась худсоветом Главной редакции музыкальных программ ЦТ.

О причинах нездоровой атмосферы за кулисами конкурса довольно точно сказала в интервью газете «Юрмала» лауреат нынешнего года Олга Раецка: «Отлично работалось вместе с режиссером Центрального телевидения Ларисой Микульской, чуткой и интеллигентной женщиной. К сожалению, этого не могу сказать о старшем редакторе Главной редакции музыкальных программ ЦТ Алле Дмитриевой, капризы которой приходилось терпеть всем участникам конкурса».

Призы, призы...

Уже трансляция I тура наглядно показала, что вокалистам из прибалтийских республик равных на конкурсе не сыскать. После II тура, подтвердившего их явное превосходство, в адрес жюри потоком хлынули телеграммы возмущенных зрителей, требовавших прекратить «подсуживать своим». Но «виноваты» не стены родного дома, как считают многие, а предпосылки более глубокого порядка. Это и десятилетиями шлифуемая в Латвии, Эстонии и Литве музыкальная традиция в жанре легкой музыки, и целенаправленное развитие современной эстрадной «школы», и высокая исполнительская культура, и вокальная эстетика — вот та почва, с которой теперь пожинают блистательный «урожай» Карэ Каукс, Олга Раецка, Угис Розе. Существенно и то, что все они — солисты-профессионалы, стабильно, не первый год работающие со своими группами. Поэтому все представители прибалтийских республик вошли в число лауреатов и дипломантов. Достаточно оценить количество и значимость призов, ими завоеванных: «Приз ЦК ЛКСМ Латвии за артистизм» — Жильвинасу Бубялису (Вильнюс), «Приз за лучшую авторскую песню» — Принту Пихлапу (Таллин), «Приз за безупречное чувство стиля» — Карэ Каукс (Таллин), «Приз симпатий телезрителей» — Олге Раецка (Рига), чтобы убедиться: их победа на конкурсе не подарок фортуны. Ну, а кто же их соперники? Каков их творческий потенциал, уровень профессиональной подготовки? Для большей половины этих ребят, особенно тех, кто поет в варьете и ресторанах, сцена концертного зала Дзинтари — первая «большая сцена» в жизни и первое выступление с большим составом оркестра. Еще стоит добавить, что в Челябинске, Новосибирске, Свердловске, Йошкар-Оле и других городах России не сложилось пока крепкой современной эстрадной певческой «школы», способном соперничать на равных с прибалтийской. При таком «балансе» и неспециалисту ясно, что изначально силы в борьбе были неравны. На конкурсе работал эстрадный оркестр Латвийского радио и телевидения под управлением А. Закиса. Оркестру предстояло за несколько дней разучить с солистами, с которыми они никогда ранее не встречались, программу из 69 новых песен. Во время репетиционного периода, то есть на самом напряженном этапе конкурса, каждый певец «общался» с оркестром в общей сложности менее двух часов. На просьбы о дополнительном репетиционном времени следовал, как правило, отказ. Главный редактор Главной редакции музыкальных программ Владимир Упорин пояснил, что нарушать тридцатиминутную норму нельзя, так как она установлена в соответствии с нормами, действующими на международных конкурсах. Но разве начинающих вокалистов можно поставить в один ряд с профессионалами? Проще, конечно, прикрыться зарубежным «стандартом», чем ломать голову над тысячей вариантов в поисках одного оптимального. Но тогда зачем все эти «игры», в которых порой ломаются творческие и человеческие судьбы?

Впрочем, некоторые правила международных музыкальных фестивалей полезно и перенять. Например, приглашать в Юрмалу исполнителя со своим дирижером или два состава оркестра.

Да и не лучше ли впредь разрешить певцам выступать под музыкальную фонограмму? Тогда солисты сумеют продемонстрировать вокальные данные, не беспокоясь о созвучии с оркестром. И, что не менее важно, использование музыкальной фонограммы поможет решить самую животрепещущую проблему Юрмальского конкурса — проблему звучания. Плохое звукоусиление в зале Дзинтари признал на пресс-конференции и Раймонд Паулс. Двенадцать конкурсантов, которым горький жребий определил петь в первый день, работали на неотрегулированной звуковой аппаратуре. В сущности, все они боролись со звуком.

Во имя идеи

Часто ли телезрители видели на своих экранах лауреатов и дипломантов прошлого конкурса? Лишь к концу 86-го года телевидение «вспомнило» об их существовании. Центральное телевидение до сих пор не выполнило взятого на себя обязательства создать тридцатиминутный фильм об обладателе «Гран-при» «Юрмалы-86» Родриго Фоминсе. И в этом году все повторяется. Где они, тринадцать «счастливчиков» прошедшего II Всесоюзного конкурса? Увидим ли их на экране?

Непонятно, что помешало жюри найти место и время для проведения «круглого стола» или семинара с участниками. Во время такого «круглого стола», учитывая репертуарный голод, вполне допустим «песенный аукцион», на котором молодежь смогла бы пополнить свой репертуарный багаж. Уверена, ценнейшую информацию к размышлению молодым певцам подарили бы встречи с горожанами, гостями Юрмалы. Разговор о проблемах современной эстрадной песни с широкой аудиторией слушателей может стать доброй традицией Юрмальского фестиваля. Кстати, в одном из молодежных кафе горком ВЛКСМ Юрмалы провел «выездной ринг» с участниками конкурса, где они услышали мнение зрителей о своем творчестве. Кому-то, убеждена, это помогло понять, почему он «провалился» на конкурсе. Молва о «выездном ринге» молниеносно облетела город, молодежь звонила, требовала повторить встречу.

Возле зала Дзинтари в дни конкурса часами «вылавливали» лишний билетик огромные толпы поклонников советской песни, специально (!) прибывшие на финал конкурса и гала-концерты. Конечно же, городской комитет ВЛКСМ не смог обеспечить билетами нежданных гостей. Правда, помогали спекулянты, «на руках» у которых пригласительный билет стоил 25 рублей... Наверное, надо подумать, как решить и эту проблему. Один из приемлемых путей, считает первый секретарь Юрмальского горкома ВЛКСМ Сергей Ермаков, «бронирование» и продажа путевок для молодежи в санатории, дома отдыха, пансионаты в период конкурса. Нашлось бы место на побережье и палаточным городкам. Конечно же, советские, комсомольские и общественные организации Юрмалы самоотверженно делают все возможное, чтобы подарить молодым людям яркий праздник. Однако юрмальчане вряд ли могут справиться только своими силами.

Проблемами Юрмальского телеконкурса должны заняться многие специалисты. Юристам, например, стоит разработать толковое Положение о конкурсе. Экономистам — изыскать пути превращения Юрмальского конкурса в прибыльное мероприятие, из «копилки» которого можно было бы купить недостающую аппаратуру и оборудование, издавать рекламные буклеты и открытки, пригласить балетмейстеров, репетиторов, помощь которых крайне необходима. Хотелось бы, чтобы средства массовой информации освещали процесс подготовки конкурса, чтобы его организация постоянно находилась под контролем общественности. Изрядно стоит похлопотать и «генеральному подрядчику» — Гостелерадио СССР. И прежде всего подыскать талантливую группу сценаристов, способных придумать оригинальную фабулу музыкальному теледейству. А иначе внимания зрителей не завоевать.

Разумеется, весь комплекс проблем, выдвинутых на повестку дня, решить нелегко. Есть объективные сложности экономического, координационного порядка, но преодолеть их необходимо, ибо на пороге — телеконкурс «Юрмала-88», которого все ждут.

Анжела ХАЧАТУРЬЯН, специальный корреспондент «Смены»

От Редакции.

Публикуя полемический материал нашего специального корреспондента, мы приглашаем вас, уважаемые читатели, к разговору о проблемах эстрадного музыкального искусства. Надеемся, что в своих откликах вы не только поделитесь впечатлениями о Юрмальском конкурсе, но и выскажете свои соображения о том, что нужно сделать, чтобы у нас было больше самых различных конкурсов и чтобы они стали настоящей школой профессионального мастерства молодых исполнителей и праздником для миллионов любителей эстрады.

« Предыдущая   Следующая »


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker