viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
Главная
Высота бессмертия Отправить на E-mail

(Газета «Советская молодежь» (09.05.1990)) 

В МАЙСКОЕ утро 1962 года в канун Дня Победы сотни жителей латвийской деревни Сунуплява поднялись на поросший весенней травой холм, чтобы у обелиска Славы советским воинам почтить память бойцов, вошедших в историю Великой Отечественной войны как герои Сунуплявы.

В то утро ближе всех к памятнику стоял немолодой уже человек. Он положил ладонь на край плиты, всматриваясь в каждое слово, как всматриваются в родные лица после долгой разлуки. «Здесь, на высоте 144, совершили свой героический подвиг в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками:
АХМЕТГАЛИН X. Р.
СЫРОЕЖКИН П. К.
ШКУРАКОВ М. Е.
АШМАРОВ Ф. И.
ТАЙГАРАЕВ Т.
ЧЕРНОВ М. С.
ШАКУРОВ Я. С.
УPA3OB Ч.
АБДУЛАЕВ У.
АНДРОНОВ В. А.
Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 24.3.1945 г, им присвоено звание Героя Советского Союза».

Здесь похоронены его друзья. Здесь было «похоронили» и его, Уруна Абдулаева....ШЛО ЛЕТО 1944 года. В Прибалтике наши войска теснили отчаянно сопротивлявшихся фашистов. По приказу Гитлера группа армий «Север» должна была любой ценой прикрыть дальние подступы к границам Восточной Пруссии.

В теплые дни июля крестьяне латышской деревни Сунуплява оказались в самом пекле страшного боя. Разведка 219-й Идрицкой дивизии 3-й ударной армии донесла: на пути движения дивизии в двух километрах от Сунуплявы немцы концентрируют силы, чтобы обеспечить передышку своим частям, отходящим на запад. Нужно было установить местонахождение огневых точек, прикрывавших отход противника, и подавить их, не дать фашистам возможности планомерно отступить на этом участке фронта.

Поздним вечером старшего сержанта Хакима Ахметгалина срочно вызвали к начальству. Комдив поставил боевую задачу:

— С отделением бойцов вы перейдете линию фронта и, замаскировавшись на высоте 144, будете корректировать огонь нашей артиллерии по отступающим группам противника, по скоплению немецких войск и техники.

Ярко горели в небе теплые звезды. Маленькое безымянное озеро — в этих местах их бесчисленное множество, — окруженное темной стеной густого леса, тихо светилось серебряной гладью. В нем, как в зеркале, отражалась жизнь. Ни выстрела, ни вспышки огня, ни зарева пожарищ. О войне напоминали лишь отдаленный лязг гусениц и рев моторов — где-то за линией фронта по шоссе двигались отступавшие немецкие войска.

Отделение разведчиков под командованием Хакима Ахметгалина благополучно миновало линию фронта и незамеченным подошло к деревне Савино.

Теперь до Сунуплявы рукой подать. По шоссе, которое нужно было пересечь, шли и шли на запад бесконечные колонны гитлеровцев. Наконец под утро гул и грохот машин прекратились. Дорога опустела.

Разведчики перешли шоссе, и густой лес надежно укрыл их. Уже светало, когда они подошли к подножию высоты 144. Оставалось сделать последние десятки метров — преодолеть крутые склоны высоты и скрытно оседлать вершину.

Но случилось так, что в нескольних метрах от вершины, когда разведчики карабкались друг за другом на склон, вдруг один из них увидел хорошо замаскированную в зарослях траншею. Из нее показалась голова немецкого пулеметчика. Ближе других к рослому немцу оказался рядовой Урун Абдулаев. Немец обернулся на близкий шорох... На мгновение их взгляды встретились. Фашист оцепенел. Это мгновение стоило ему жизни. Урун сделал резкий рывок вперед, выхватил из чехла нож и всадил гитлеровцу в грудь. Путь свободен!

С вершины высоты 144 открывался отличный обзор — отчетливо виднелись лесные дали, вьющееся змейкой: шоссе, белоснежный костел, недалеко от которого концентрировались немцы. Рассвело.. Просыпалась деревня, а там, на дороге у старого костела, не было видно конца потоку вражеских войск и техники. Разведчики укрылись в густом кустарнике. Их было одиннадцать — десять мужчин и одна женщина, тоже солдат, радистка Зина Кувалдина. Рядом оборудовал место для наблюдения командир — Хаким Ахметгалин, башкир по национальности, чуть поодаль хлопотали украинец Петр Сыроежкин, русские — Василий Андронов и Михаил Шкураков, таджик Чутак Уразов, киргиз Тукубай Тайгараев, чуваши Федор Ашмаров и Матвей Чернов, каракалпак Урун Абдулаев и татарин Яков Шакуров. Представители восьми национальностей Советской страны, они дали клятву с честью выполнить приказ Родины, не пощадить для этого ни сил своих, ни самой жизни.

Зина развернула рацию, настроилась на условленную волну:

— «Звезда»! «Звезда»! Я «Сосна», я «Сосна»... Перехожу на прием. Перехожу на прием...

Ответ последовал немедленно. В штабе дивизии с нетерпением ждали вестей от разведчиков. «Сосна» передала точные данные о расположении войск и техники противника, о местонахождении его огневых точек. Прошло несколько минут — окрестности содрогнулись от мощных взрывов.

Недолет. Снаряды рвутся вблизи скопления фашистов. Но вот какая-то невидимая сила точно нацеливает стволы далеких орудий, направляя смертоносные снаряды в самую гущу немецких войск. С вершины разведчики хорошо видели, как в воздух взлетали обломки машин, высоко в небо взметнулись языки пламени. Сотни изуродованных трупов вражеских солдат и офицеров валялись на дороге. Умолкли многие огневые точки противника.

Немецкому командованию стало ясно: кто-то корректирует огонь артиллерии, где-то недалеко находится наблюдатель и направляет губительный огонь.

Самым удобным местом для наблюдения за окружающей местностью была высота 144. С командного пункта позвонили на пулеметную позицию, охранявшую подступы к высоте, но расчет не отвечал. Подозрения немцев усилились: ни один снаряд русских не упал на высоту 144. Сомнений быть не могло...

Когда фашисты начали интенсивный минометный и артиллерийский обстрел высоты, Хаким Ахметгалин понял: предстоит долгий и жаркий бой. Зина передала радиограмму: гитлеровцы начинают штурм высоты. Ни в коем случае нельзя было рисковать жизнью Зины Кувалдиной. И Ахметгалин приказал ей немедленно отправляться к своим.

Хаким обратился к боевым друзьям: будем удерживать высоту до прихода наших, не имеем права отдать ее немцам — они могут создать здесь мощный опорный пункт.

Густой цепью при сильной огневой поддержке пошли фашисты в первую атаку на высоту, но быстро залегли: меткий огонь сверху беспощадно косил их ряды. А тем временем наша артиллерия продолжала громить скопление войск и техники врага.

Траншею немецкого пулеметчика занял Урун Абдулаев. Чуть дальше окопались Федор Ашмаров и Василий Андронов. У молодого дуба расположились, Петр Сыроежкин и Матвей Чернов, замаскировавшись, ждали противника Михаил Шкураков и Яков Шакуров. Тукубай Тайгараев занял удобную позицию в ста метрах от небольшого озера. Чутак Уразов обстреливал немцев из сарая. А стремительный: Хаким Ахметгалин успевал везде — подбадривать друзей, умело руководить боем.

Схватка не затихала ни на минуту. Горели дома Сунуплявы. Дым и гарь стлались над деревней.

И хотя склоны холма были усеяны трупами фашистов, гитлеровцы упорно продолжали штурмовать высоту. Ценой больших потерь группе немцев удалось окружить сарай, откуда стрелял Чутак Уразов. И даже когда фашисты подожгли сарай, воин не отступил, он до последнего дыхания стрелял по врагу.

Раненого в ноги Михаила Шкуракова окружили немецкие автоматчики. Последней очередью он в упор расстрелял врагов.

На исходе первого дня сражения осколок мины смертельно ранил Хакима Ахметгалина. Истекая кровью, он дополз до молодого дуба, росшего неподалеку от вершины, и еле слышно проговорил:

— Держитесь, друзья, скоро придут наши...

Петр Сыроежкин от имени всех поклялся бить врага до последнего патрона.

Закончился первый день героической обороны. Немцам так и не удалось сломить сопротивление горстки храбрецов. В отделении осталось семь человек, из них продолжали бой только шестеро — четырежды раненый Василий Андронов не мог двигаться. На исходе патроны. Но солдаты, как прежде, полны решимости удерживать высоту.

На заре гитлеровцы снова пошли на приступ. Они понимали, что высоту защищает небольшая группа.

Захлебывалась одна атака за другой. Фашистами овладела ярость — не из железа же, черт возьми, эти бойцы! Пуля гитлеровского снайпера оборвала жизнь Матвея Чернова. На западном склоне лишь Петр Сыроежкин отбивался в одиночку. Осколком мины был смертельно ранен Федор Ашмаров, старший по возрасту среди защитников высоты, еще юношей воевавший за Советскую республику.

К полудню в живых осталось четверо. Со стороны сунуплявского озера на высоту двинулись несколько десятков немцев. Путь им преградил Тукубай Тайгараев, юноша из далекой Киргизии, комсорг отделения. Когда стрелять стало нечем, израненный Тукубай встал во весь рост и, шатаясь, пошел вниз по склону навстречу врагам с гранатой в руках. Раздался взрыв, несколько гитлеровцев упали замертво, и рядом с ними — залитый кровью Тукубай.

Высоту 144 защищают трое. Патроны кончились. И вот Урун Абдулаев и Яков Шакуров поползли под огонь врага — во что бы то ни стало надо раздобыть у убитых фашистов оружие и боеприпасы. Короткими очередями из автомата прикрывал Сыроежкин боевых друзей.

Немцы вели непрерывный минометный и артиллерийский обстрел. Один из снарядов разорвался между Шакуровым и Абдулаевым. Шакуров погиб. Уруна засыпало землей. Контуженый, он лежал без сознания на склоне. Немцы пошли в десятую за этот день атаку, не подозревая, что неприступную высоту обороняет теперь только один солдат — Петр Сыроежкин.

В руках Петр крепко сжал единственную гранату, а в диске автомата осталось три патрона. С треском взорвались мины на самой вершине высоты, и погиб последний защитник Сунуплявы.

Ценой жизни герои Сунуплявы выполнили приказ командования. Более двухсот вражеских солдат и офицеров нашли свою гибель на подступах к высоте 144. Планомерное отступление гитлеровских войск на этом участке фронта было сорвано.

К вечеру немцы заняли высоту 144.

Тяжелораненого Василия Андронова, укрытого во ржи, гитлеровцы не заметили, а лежавшего без сознания Уруна Абдулаева они увезли с собой. Об этом никто не знал, и долгие годы считалось, что Абдулаев похоронен вместе со своими боевыми друзьями в деревне Сунуплява. В 1945 году останки героев были перезахоронены в районном центре — городе Лудзе. Так Урун Абдулаев был вторично «похоронен».

Василия Андронова отправили в медсанбат, врачи приложили все силы, чтобы спасти ему жизнь. Василий выжил. Но тяжелое ранение подорвало его здоровье. Он умер в 1953 году на родине, в Московской области.

О подвиге десяти отважных узнал весь 2-й Прибалтийский фронт.

Но никто ни тогда, ни много лет спустя не знал, что один из храбрецов, сражавшихся на высоте 144, Урун Абдулаев, жив...

ПОЛНОЧЬ. Нигде ни огонька. В Рундены давно все спят. Только дорогой гость — Герой Советского Союза Урун Абдулаев и я бодрствуем. Это наша вторая встреча.

Позже будет еще одна встреча, последняя.

Мы беседуем как старые друзья. Урун неторопливо рассказывает мне о своей жизни, о невзгодах, выпавших на его долю. Через многие муки прошел этот немногословный, до застенчивости скромный человек с натруженными руками земледельца.

Урун вспоминает погибших друзей, снова, в который раз, восстанавливает в памяти детали незабываемого боя на высоте, где потом его товарищам по оружию и ему воздвигли памятник. Его карие, чуть раскосые глаза прищурились, на лбу собралось множество морщин: он говорит о плене, обо всем, что последовало за ним...

Фашисты бросили Уруна в концлагерь близ Магдебурга. Изнурительный рабский труд, голод, каждодневное, ежеминутное унижение человеческого достоинства. Чтобы победить требовалось не меньше мужества, чем там, на высоте у Сунуплявы. Дни казались ему вечностью, он без конца думал о далекой Родине, о солнечной Каракалпакии, о жене, о дочери, о братьях, о друзьях. Он прошел через все муки ада — и не встал на колени.

Когда вернулся, нашлись люди, не поверившие, что в плену можно остаться человеком и героем...

Но через шестнадцать лет после Победы колхознику сельхозартели имени XXI съезда партии Турткульского района Каракалпакии Уруну Абдулаеву была вручена высшая награда, венчающая ратный подвиг, — орден Ленина и Золотая Звезда Героя Советского Союза.

О живом герое Сунуплявы узнала вся страна. Латышские трудящиеся дважды в дни всенародных празднеств принимали Уруна Абдулаева как самого дорогого и любимого гостя.

Впервые после войны герой побывал на высоте 144 в мае 1962 года. Как родного сына обнял Абдулаева старейший житель деревни, очевидец незабываемого боя на высоте, 90-летний Пимен Рудзиш. Многие сотни людей поднялись в День Победы 9 мая 1962 года на высоту 144 вместе с Абдулаевым. У обелиска Славы выросла гора цветов, а Герой Советского Союза Урун Абдулаев долго стоял в траурном молчании, всматриваясь в имена на обелиске, одно из которых было его именем...

Теперь эти имена носят улицы и школы, пионерские отряды. Память героев Сунуплявы окружена в республике всенародным вниманием и любовью. Им, десяти бессмертным, воздвигнут в одном из древнейших городов Прибалтики — Лудзе — величественный памятник.

Стало традицией зажигать на могилах, павших героев вечный огонь. Но разве не вечный огонь — любовь и признательность людей, передающих из поколения в поколение легенду о мужестве десяти рыцарей Сунуплявы!

По злой воле судьбы Герой Урун Абдулаев умер 9 мая 1989 года. Но память о нем и его побратимах бессмертна.

Шалва ХМЕЛИДЗЕ,
ветеран Великой Отечественной войны.
Лудзенский район.

 

« Предыдущая   Следующая »


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker