viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
Главная
«Господу Богу помолимся…» Отправить на E-mail

(Газета «Советская молодежь» (09.05.1990)) 

ПЯТНАДЦАТИЛЕТНИЕ англичанки с интересом посматривали на группу моряков-курсантов, и чувствовалось, что до могил Некрополя Александро-Невской лавры им не было никакого дела. Равнодушно оглядывая уложенные в ряд надгробия людей, бывших гордостью и надеждой России, эти девчонки, прибывшие к нам по обмену, думали, по всей видимости, лишь о том, как бы поскорее выйти на улицу. Я понимал их. В принципе, какое им дело до тех, кто жил сотни лет назад и чьих имен они не знали, сами-то мы открыли их для себя совсем недавно. Вернее, слышали, конечно, о Шереметевых, Горчаковых, Орловых, но, кроме расхожего мнения, что это были крепостники и сатрапы, залившие кровью усмиренных бунтов всю страну, ничего из школьных учебников истории не вынесли.

Буквально на цыпочках надгробия обходил аскетичного сложения человек с небольшой бородкой — доцент Ленинградской Духовной Академии архимандрит Августин. Я никак не мог отделаться от ощущения, что этот сравнительно молодой человек, который бывает в этом печальном месте довольно часто, испытывает постоянную боль и стыд за то, что здесь творится. Если в Некрополе мастеров искусств, расположенном напротив, можно просто спокойно постоять у могил Достоевского, Чайковского, Римского-Корсакова, то за этими дверями сразу ошарашивает обилие надгробий — многие из них являются подлинными произведениями искусства, — поставленных друг на друга или просто сваленных на тесных дорожках Некрополя.

— Когда в двадцатые годы многие памятники русской аристократии сносились или ломались для надгробий советских руководителей, большинство могил было просто разорено. Утеряны останки Блока, не уверен, что некоторые надгробия великих людей России стоят именно над их могилами. Ужасно это все, конечно. Вечный укор нам, живущим сейчас. Но, к сожалению, изменить что-либо уже невозможно…

Видимо, узнав в человеке в нормальной «цивильной» одежде священника, к нам подскочила бойкая пожилая бабёнка с хитрыми глазками.

— Я, батюшка, издалека. Поиздержалась в дороге. Не поможете ли ради Христа?

Архимандрит покорно полез в кошелек и вытащил пятерку. Бабенка, схватив деньги, быстро побежала к выходу из Лавры.

— Тоже своего рода профессионалы. Не помочь человеку нельзя, хотя и прекрасно знаю, что эти деньги женщина пропьет. И говорить, и проповедовать здесь уже бесполезно, но все равно, в душе теплится надежда, что с Божьей помощьюх оть что-то в ее жизни изменится.

Но я не случайно повел вас сначала в Некрополь, потому что идея возрождения паломничества впрямую связана и с возрождением нашей исторической памяти, и пробуждением в нас гражданской совести, особенно среди молодежи. Я не хочу сказать, что церковь сейчас — единственная панацея от бед безверия, но сегодня это одна из реальных сил в обществе. Ведь за годы вынужденного забвения религии в церкви оставались самые стойкие, что ли? А может быть, самые бескорыстные... Ведь помните, как в нашей литературе, изобразительном искусстве образ священнослужителя олицетворялся лишь с ложью, лицемерием. Конечно, церковь и была в какой-то своей, может быть, значительной части, орудием подавления. Но после революции служить церкви оставались лишь те люди, для которых вера в Господа и помощь ближнему стали смыслом существования. Да и сами посудите, сколь тяжело было пастырям духовным в те годы, когда человек за крещение своего ребенка мог быть исключен из комсомола или партии, лишиться работы...

ХОЖДЕНИЕ к святым местам у всех, кто исповедовал ту или иную религию, всегда было делом особой значимости. Ежегодно миллионы людей стремились и в Иерусалим. У России с родиной Иисуса Христа связи были очень тесные. Первые письменные свидетельства говорят о миссии священника Даниила в Иерусалим еще до татаро-монгольского нашествия, приблизительно в конце XI века. Может быть, паломников было больше. Об этом никаких данных не сохранилось... Более трех веков русичи в Иерусалим не ходили, и лишь сборник «Изволением Отца и поспешением Сына и совершением Святого Духа, милостью Божией и Пречистыя Богоматери хождение странническое смиренного священника инока Варсонофия ко граду Иерусалиму», обнаруженный случайно в 1893 году, повествует о первом письменном свидетельстве российского паломничества. Выйдя в путь из Киева в 1456 году, Варсонофий дошел до Святой земли лишь в 1462 году. Следующее письменное сообщение о посещении Синая русскими паломниками появилось почти через сто лет, в 1559 году. Поводом к этой поездке явились следующие обстоятельства. Александрийский патриарх Иоаким вместе с архиепископом Синайской горы Макарием обратился в 1557 году к Ивану Грозному с прошением о пожертвовании милостыни на нужды монастыря. Отправляя с синайскими насельниками щедрую милостыню, царь счел нужным отправить с караваном и своих людей — архидиакона Софийской церкви Новгорода Геннадия и купца Василия Позднякова.

Следующее паломничество на Ближний Восток в 1582 году было также совершено по указу Ивана Грозного. На этот раз туда отправились московские купцы Трифон Коробейников и Юрий Греков...

К концу XVI века русские христиане уже освоили путь на Ближний Восток, но развитию паломничества сильно помешало «смутное время». Потом снова наступил период, когда россияне могли выезжать в Иерусалим. Вскоре русско-турецкое военно-политическое соперничество преградило путь многочисленным караванам паломников из России — теперь уже не только христианам, но и мусульманам, которые жили на территории России. И лишь в начале XIX столетия число паломников, прибывавших в Иерусалим; значительно возросло по сравнению с предыдущей эпохой. Этому причиной стали успешные военные действия России во время правления Екатерины. Ну, а затем, с небольшими перерывами, в Святую землю паломники из России ходили регулярно.

«Божественная благодать, немощных врачующая и оскудевающих восполняющая», влекла на Ближний Восток не только физически крепких людей, способных переносить тяготы нелегкого пути, но и больных, лиц преклонного возраста. Такова была старица Ефросинья, которая в семьдесят лет отправилась на Синай. Средств ей недоставало, но многие москвичи, узнав о ее намерении, помогли старице материально.

Паломничество старицы Ефросиньи удивительно еще и тем, что, по данным ее биографии, оно происходило во время или сразу после окончания Крымской войны (1853—1856 гг.). Война закончилась так называемым Парижским миром (1856 г.), по которому Россия, в частности, утратила право покровительства христианам в Турции. Все связи Синая с Россией были прерваны. «Около пяти лет, — говорили синайские старцы о Ефросинье, — мы не видели ни одного паломника из России и ничего определенного о ней не слыхали, кроме того, что она ведет тяжкую борьбу с врагами истинной веры...».

Лишь в начале XX века российское паломничество становится регулярным и массовым. Большинство из паломников отправлялись в Синай, имея чрезвычайно ограниченные средства. П. Кусмарцев писал в 1903 году: «По скудости средств я думал от Саратова до Одессы дойти пешком, а отсюда продолжить путешествие до Египта пешком». Так как число паломников ежегодно возрастало, представители Православного Палестинского Общества, учрежденного в России в 1882 году, принимали меры для облегчения путешествия русским паломникам не только по Палестине, но и на Синай. Выделялись средства церковью, часто и много помогали верующим меценаты. Вообще русское правительство даже заказывало специальные пароходы для паломников, причем перевозили они за минимальную плату как христиан, так и мусульман. Так было вплоть до первой мировой войны...

АНГЛИЧАНКИ, которые приняли почему-то нас с отцом Августином за экскурсоводов, с нетерпением поглядывали на часы и позевывали.

Немногочисленные группы молодых ребят, делая вид, что рассматривают памятники напротив собора, то и дело постреливали глазами в сторону заморских гостей...

— Что такое возрождение паломничества? Конечно, в первую очередь, укрепление веры, познание мира. Основная идея его — доброта к людям, терпимость. Ведь тысячи людей различных религий отправлялись вместе к Святым местам, причем в одном караване шли и мусульмане, и православные, и иудаисты. Мы сейчас много пишем о разных теневых сторонах межрегиональных отношений, но ведь есть и другие примеры. Например, в одном караване, шедшем в Иерусалим, заболел мусульманин. Помог ему выжить православный. Случай этот не единичный, таких можно сотни привести. Хождение на поклонение к богу давало людям именно тот запас терпимости и величия души, открывающейся истины всепрощения ближнего своего, которого так не хватает нам, нынешним. Мы хотим восстановить нашу традицию, насчитывающую сотни лет, — паломничество. Миссия «Золотой век» может нам в этом помочь... Может быть... Хотя у Миссии своих сложностей по горло. Кратко суть идеи такова. Энтузиасты из Петрозаводского клуба «Полярный Одиссей» уже много лет строят новоделы старорусских судов. Совершали экспедиции по Северу, в прошлом году на коче «Помор» и ладье «Грумант» дошли аж до Шпицбергена. А в этом году при участии Русской православной церкви, Фонда народной дипломатии, Ассоциации путешественников СССР решили основать долговременную Миссию «Золотой век», одной из основных программ которой и станет акция «Паломничество». Задумано было на трех судах — старых русских ладьях «Вера», «Надежда», «Любовь» пройти от острова Кижи на Онежском озере по Волге до Черного моря, а затем до Иерусалима и Египта, где на Синайской горе закончится поход чтением десяти общечеловеческих заповедей. Идея, конечно, великолепная. Ведь впервые за восемь десятилетий к святыням трех религий пойдет караван русских паломников. Да и не только русских. Предложения об участии в «Золотом веке» разосланы представителям мусульман и иудаистов. Вся трудность только в одном — в средствах. Чтобы добыть хоть какую-то наличность, заложены-перезаложены «Вера», «Надежда» и «Любовь». Солидные организации, которые заявляли, что согласны стать генеральными спонсорами Миссии, вдруг давали отбой.

Все понятно, конечно. Трудно с деньгами в стране. А у иностранцев деньги просить просто стыдно. У церкви тоже особо крупных средств на это пока нет — надо восстанавливать разрушенные храмы, выкупать ценности и реликвии, ушедшие за рубеж после революции. Можно обратиться к прихожанам. Уверен, что на это святое дело наши нищие бабушки понесут последнюю копейку, но опять же стыдно. Но даже если не найдем мы никаких спонсоров, пойдем за свой счет. Как и все паломники в старину...

«Золотому веку» необходимо для трехмесячного путешествия ста двадцати человек миллион в рублях и сто тысяч в валюте. Деньги не бог весть какие, но без них будет очень трудно. А время поджимает. Семнадцатого июня 1990 года суда стартуют.

Мне кажется, что они дойдут — наши паломники, даже если придется питаться им картошкой, взятой из дома. Догребут на веслах, если кончится горючее в базовом судне сопровождения «Золотой век». Потому что одержимы они все — члены Миссии — лишь одной идеей: нести людям добро. Попытаются, может быть, в этом маленьком «ноевом ковчеге» прийти к взаимному согласию и любви через любовь к Богу... И, может быть, именно сейчас, когда глаза наливаются кровью при виде людей с другим носом или разрезом глаз, говорящих на ином языке, «Золотой век» будет мостиком к терпимости. Хотя бы только это...

Всем, кто захочет помочь Миссии, сообщаем адреса:
185020, г. Петрозаводск, ул. Московская, 12, клуб «Полярный Одиссей», телефон: 40840, телекс: 121316 KARYB, SU, телетайп, 165155 Судак., телефакс: 79575;

* * *

109072, Москва, Берсеневская набережная, 20, телефон: 2300318.
Расчетный счет в Жил-соцбанке г. Петрозаводска 000465617, МФО 741013.

Д. КОПЫЛОВ,
корр. ТАСС.

 

« Предыдущая   Следующая »


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker