viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
Главная
Кен Драйден: "Хоккей на высшем уровне" Отправить на E-mail

(Журнал «Смена» №18/1974) 

Два года назад, 2 сентября 1972 года, в Монреале состоялся первый матч из восьмираундовой серии встреч советских хоккеистов с канадскими профессионалами.

Мы не будем сейчас напоминать подробности этих волнующих игр, они, очевидно, до сих пор в памяти любителей спорта, видевших их воочию или по телевидению, читавших многочисленные отчеты и отклики в печати.

За последнее время в Канаде издано много книг, альбомов, буклетов, посвященных «сентябрьскому противостоянию». Некоторые из этих книг, в частности записки канадского тренера Гарри Синдена, переводились на русский язык. А вот дневник известного хоккейного вратаря Кена Драйдена, отрывки из которого предлагаются вниманию читателей »Смены», в нашей стране не публиковался. Он интересен прежде всего тем, что автор без всяких прикрас описывает нравы, царящие в профессиональном спорте, показывает нездоровый ажиотаж, сопутствовавший подготовке канадских игроков к встречам с советскими спортсменами.

Мы намеренно выбрали из книги К. Драйдена раздел, заканчивающийся накануне первого матча со сборной СССР. Ведь в дни, когда читатели получат этот и последующий номера «Смены», будет проходить новая серия встреч с канадскими профессионалами, представляющими на этот раз Всемирную хоккейную ассоциацию (17—23 сентября в Канаде, 1—6 октября в Советском Союзе). Записки Кена Драйдена помогут в какой-то степени представить нынешнюю обстановку в остане канадцев». Безусловно, в записках К. Драйдена немало спорного, субъективного, особенно в той части, где он пытается рассуждать о советском хоккее. Кое-где мы даже сочли необходимым сопроводить текст редакционными примечаниями. Думается, что, несмотря на эти недостатки, дневник одного из лучших вратарей канадского хоккея представит несомненный интерес для советских любителей спорта.

25 ИЮНЯ

Моя жена Линда и я наслаждались поздним завтраком около часу дня в венском кафе. В Рочестере, штат Ныю-Иорк, по моим расчетам, было примерно 8 часов утра, поэтому я решил попытаться дозвониться туда еще раз.

«Ты никого не разбудишь?» — спросила Линда.

«Кого бы я ни разбудил, они все равно сейчас видят седьмой сон»,— сказал я.

Звонил я Гарри Синдену и действительно разбудил его. Слышимость была ужасной, но я отлично понял Гарри. Он собирался тренировать команду Канады для игр против Советского Союза и хотел, чтобы я стал одним из ее вратарей.

Принять решение для меня было нетрудным делом. Я быстро, как мог, выпалил: «Да».

Во-первых, играть против русских в сентябре было гораздо интересней, чем сидеть на тренировочном сборе с «Монреаль Канадненс» и выступать в показательных играх, в которых в каждом периоде тебе удастся лишь прокатиться пару раз для того, чтобы разогнать туман, опустившийся на лед. Во-вторых, как и двадцать два миллиона остальных канадцев, я хотел играть с русскими.

Гарри сказал, что двумя другими вратарями будут Джерри Чиверс из «Бостон Брюинс» и Тони Эспозито из «Чикаго Блэк Хоукс». Он также упомянул имена нескольких игроков из «Монреаль Канадненс», которые также получат приглашение, и среди них Дж. Тремблей. Айвэн Курнуайе и братья Маховличи, Фрэнк и Питер.

 

24 ИЮЛЯ

По дороге из аэропорта Дорваль в Монреаль мы с Линдой увидели рекламный щит с надписью: «В Россию с Халлом».

«Что бы это могло значить?» — спросил я у нее.

Нам все стало ясно, как только мы вошли в вашу квартиру, прочли газеты и сделали несколько телефонных звонков.

Пока мы отдыхали в Европе, в Канаде поднялся грандиозный ажиотаж вокруг состава команды, которая будет играть против СССР. В договоре, заключенном между канадцами и русскими, говорилось, что за команду Канады могут выступать только игроки Национальной хоккейной лиги. В то время мало кто предполагал, что целая группа признанных игроков НХЛ перескочит в молодую Всемирную хоккейную ассоциацию (ВХА), поэтому условие считалось естественным и ему никто не придавал значения. Однако, когда новая лига начала швырять миллионы долларов: три за подпись Халла, два с половиной за усы Сэндерсона,— в хоккее неожиданно разразилась финансовая война.

Таким образом, когда Синден объявил свой первый состав на эти игры, он включил фамилии Халла, Сэндерсона, Тремблея и Чиверса, но они перешли в ВХА и в соответствии с соглашением не могли играть с русскими, если до 13 августа не подпишут контракты с НХЛ.

По всей Канаде прокатилась волна возмущения по поводу возможного отлучения от команды Канады четырех дезертиров из ВХА. Телеграммы в адреса газет и радиостанций с требованием разрешить четверым игрокам присоединиться к команде содержали тысячи подписей. Повсюду висели лозунги: «В Россию с Халлом». Авторы редакционных статей в газетах от Галифакса до Виктории резко критиковали НХЛ за упрямство, особо подчеркивая при этом, что четырнадцать из шестнадцати владельцев клубов НХЛ живут в США и их мало волнует вопрос, имеющий принципиальное значение для двадцати двух миллионов патриотически настроенных канадцев.

Даже премьер-министр Пьер Трюдо был вынужден вмешаться, заявив, что эти четыре хоккеиста, вне всякого сомнения, должны представлять Канаду в играх с СССР.

И хотя проблема была довольно острой, ее можно было бы легко разрешить, если бы этого захотели все заинтересованные стороны. Владельцы НХЛ стремились обезопасить и защитить свою лигу, не желая вообще давать новому сопернику ни малейшей возможности для укрепления своего статуса. Предоставляя игрокам Всемирной хоккейной ассоциации право выступать за команду Канады, НХЛ тем самым немедленно поднимала престиж этой организации; с другой стороны, можно предположить, что и своим отказом допустить игроков ВХА к играм НХЛ волей- неволей способствовала укреплению ее престижа, Кроме того, владельцы НХЛ, видимо, полагали, что включение перебежчиков в состав команды может ослабить силу предпринимаемых против них санкций.

Поскольку НХЛ продолжала упорствовать, появилось предложение о том, чтобы Халл, Сэндерсон, Тремблей, Чиверс и мы объединились и играли с русскими самостоятельно под покровительством Ассоциации игроков НХЛ. Такое решение таило в себе две серьезные проблемы:

1. Если во время игр между Канадой и Советским Союзом игрок получал травму и не мог участвовать в календарных встречах, клуб НХЛ, с которым был заключен контракт, освобождался от обязанности сохранять этому хоккеисту жалованье или соблюдать все условия подписанного с ним ранее договора. Вместе с тем, если бы команда Канады выступала под названием «команда НХЛ», ее владельцы соглашались считать все тренировки канадской сборной продлением обычного тренировочного сбора и, таким образом, гарантировалы выплату полной заработной платы любому получившему травму игроку. Такое страхование, между прочим, стоит примерно 366 тысяч долларов в год.

2. По вполне понятным причинам многие игроки не хотели принимать участия в играх, не заручившись согласием своих хозяев. Другими словами, они не хотели иметь неприятности по возвращения домой. Зачем ссориться с людьми, которые тебе платят?

Таким образом, «Хоккей Канады» должен был принимать решение. Он мог последовать предложению НХЛ и исключить четырех игроков ВХА из состава команды Канады; проводить встречи без сотрудничества с НХЛ и потерять в результате большую часть игроков Национальной хоккейной лиги; вообще отказаться от серии встреч. В итоге четверка из ВХА осталась за бортом команды.

По всей вероятности, такое решение обусловливалось тем, что все уже давно с нетерпением ждали игр между канадскими профессионалами и русскими любителями, и вот наконец надеждам этим суждено сбыться. Поэтому никто не хотел принимать решение, которое могло бы осложнить проведение встреч. Когда я впервые узнал о таком решении, я очень расстроился потому, что был убежден в необходимости играть с русскими самым сильным составом, который только можно было собрать, так как знал, что они пришлют для встреч с нами лучших своих игроков.

По всей видимости, НХЛ сочла, что отсутствие Халла, Сэндерсона, Тремблея и Чиверса не уменьшит ее шансов на победу. Хотел бы я знать, как бы себя вела НХЛ. если бы этими четырьмя изменниками были, скажем, Бобби Орр, Бобби Халл, Фил Эспозито н Род Джилберт. Интересно, что бы тогда она делала?

Конечно, ситуация для отражения натиска русских была далеко не идеальной. Нам не удалось собрать своей лучшей команды, да и время проведения игр было не самым удобным для канадских профессионалов. Русские тренируются в течение одиннадцати месяцев в году, в то время как многие из наших парней ни разу не выходили на лед с апреля. Сейчас мы должны были играть очень важные матчи в жаркую погоду, имея за спиной лишь восемнадцать тренировочных дней и все время находясь в чудовищном нервном напряжении. В довершение всего команда Канады состояла из «звезд», которые вместе либо вообще не играли, либо играли крайне редко. Сделать из тридцати пяти ярких индивидуальностей одну крепкую команду казалось невыполнимой задачей.

В общем, сейчас не время оправдываться. В конце концов мы могли добиться включения игроков ВХА я тем самым исправить положение. Мы могли бы настоять на проведении игр в середине сезона, когда хоккеисты НХЛ обычно достигают своей лучшей формы, или же выставить против русских победителя Кубка Стенли либо какую-нибудь другую клубную команду.

Самое смешное в шумихе вокруг допуска Бобби Халла к участию в играх было то, что сразу же после сообщения о проведения этих встреч Халл заявил, что он примет предложение только в том случае, если ему хорошо заплатят. Играть ему не разрешили, и он неожиданно стал мучеником в борьбе за правое дело. Свою роль Бобби играл великолепно.

 

9 АВГУСТА

Я сдал свои университетские экзамены по праву и пытаюсь наверстать упущенное, читая последние страницы канадских газет. Несмотря на то, что сейчас середина лета и плавательные бассейны по всей Канаде по-прежнему забиты девушками в бикини, все газеты пишут только о хоккее. Впервые хоккей стал круглогодичным видом спорта.

Каждый день публикуются бесконечные сообщения о заключении игроками договоров с ВХА н НХЛ. И все они примерно одного содержания: Джо Клюшкин подписал пятилетний контракт, по которому он никого не берет в долю, не может быть перепродан другому клубу и вдобавок получает один миллион чистыми, новую пару коньков и две машины. Кроме того, там обязательно имеются очередные материалы о Бобби Халле («Будет ли Бобби в команде Канады?»), Дереке Сэндерсоне («Если я им понадоблюсь, они могут найти меня на пляже Вайкики»), а также ежедневные репортажи из зала суда о тяжбе ВХА и НХЛ («Судья оставляет окончательное решение за собой»).

Ну и, конечно, каждый день можно найти четыре-пять сообщений о состоянии травмированного колена Бобби Орра, которое было оперировано в начале июня и с тех пор, в зависимости от того, кто пишет, заживает очень быстро, заживает очень медленно либо вообще не поддается предписанному послеоперационному лечению. В Бостоне хозяева «Брюинс» говорят «Орр поправляется очень медленно, по всей видимости, играть против русских не сможет». В Торонто личный адвокат Бобби Алан Иглс он заявляет: «Орр, возможно, будет готов к четвертой игре в Ванкувере». Сам Орр, находящийся на сборе в провинции Онтарио, сообщает: «Мое колено в порядке».

Спортивный редактор «Монреаль Стар» Рэд Фншер даже летал в Москву, где беседовал с русскими болельщиками и официальными лицами, после чего опубликовал интервью под заголовком «Человек с улицы Горького». Одни из русских хотел знать, будет ли Сет Мартин защищать ворота команды Канады, так как он помнил Мартина еще по выступлениям за канадскую сборную в шестидесятых годах и полагал, что Сет все еще находится в отличной форме. Мартин закончил свою блистательную карьеру любителя несколько лет назад, однако для русских он был кумиром, а их вратари старались копировать его технику.

В другой заинтриговавшей меня статье речь шла об Алане Иглсоне, представлявшем «Бобби Орр Энтерпрайзиз», и Гарольде Балларде, владельце «Торонто Мейпл Лифс», которые заплатили «Хоккею Канады» 750 тысяч долларов за право трансляции игр по телевидению. Как сказал Иглсон: «Я всегда готов вложить деньги Бобби Орра в дело, которое сулит мне прибыль».

Понятно, что Иглсон и Баллард были в ярости, когда узнали, что компания «Маклэрен Эдвергайзинг», в течение долгого времени владеющая правами трансляции из Монреаля и Торонто еженедельной программы «Хоккейные вечера в Канаде», была их единственным конкурентом и собиралась заполучить привилегию на показ игр всего-навсего за полмиллнона. И хотя позднее Маклэрен начал подумывать о том, чтобы предложить несколько большую сумму, Баллард н Иглсон решили дело в свою пользу, заявив, что они готовы заплатить за эти права, сколько бы это им ни стоило. Они сообщили, что все доходы, оцениваемые в миллион долларов, будут переданы в «Хоккей Канады» и пенсионный фонд игроков НХЛ.

 

11 АВГУСТА

Хоккейная лихорадка становится просто невероятной. Все рвутся любой ценой быть причастными к предстоящим встречам. Туристические агентства по всей Канаде устраивают заманчивые спецрейсы. 28 тысяч мест были распроданы буквально и считанные часы. Менее чем за 650 долларов болельщики обеспечиваются авиабилетом из Торонто в Москву и обратно, гостиницей и питанием в течение девяти дней, туристическим обслуживанием и, самое главное, билетами на все четыре игры в Москве.

Универсальные магазины организуют лотереи, а предприниматели используют билеты на игры в качестве дополнительных стимулов для сбыта своей продукции. «Купите 20 пачек порошка против кровотечения из носа, и вам, может быть, посчастливится выиграть два билета на игры СССР — Канада в вашем родном городе». Один из конкурсов предложил две бесплатные поездки в Москву человеку, который угадает, кто из канадцев забьет первую шайбу в ворота русских. Учредители вывесили список игроков с коробочками против каждой фамилии.

Они даже включили меня. Могу представить, как я забиваю гол. Ни одному из вратарей НХЛ никогда не удавалось забить гол. Мишель Плассе, который в этом году, видимо, станет одним из вратарей «Монреаль Канадненс», сумел несколько лет назад, играя за «Канзас Сити», забить гол в ворота, если мне не изменяет память, «Оклахома Сити», в тот момент, когда они убрали вратаря, но это редкий случай. Сомневаюсь, что мне отдаст свои голоса кто-нибудь еще, кроме меня самого и Линды.

 

12 АВГУСТА

Из разговоров с людьми, с которыми я случайно встречался в течение последних нескольких дней, я понял, что на Канаду ляжет черное пятно, если мы не выиграем все восемь игр. Газеты, телевидение, радио, прохожие на улицах — все говорят, что надо выигрывать только все восемь встреч и что мы нх выиграем. Тот, кто осмеливается предположить, что Канада может проиграть русским одну игру, становится всеобщим посмешищем.

Мы должны не только победить во всех восьми матчах, но и сделать это с большим счетом.

С каждым днем страсти все больше и больше накаляются. Эго настораживает. Миллионы канадцев считают, что русские — это выскочки, имеющие нахальство оспаривать наше превосходство в игре, которую мы самы придумали. Ведь это наша игра. Куда вы суетесь?

Чем больше я задумываюсь над этим, тем глубже понимаю настроение канадцев, потому что сам я тоже канадец. Мы все находимся в страшном волнении. Абсолютно все. Хоккей является сокровенной частью нашей жизни, а русские пытаются бросить нам вызов. Они оспаривают право Канады хоть в чем-нибудь быть лучшей в мире. Вы можете быть самым завзятым болельщиком в Бостоне, Чикаго или Лос-Анжелесе. Но, смею вас уверить, вам этого не понять. Для этого надо быть канадцем.

Первое, что надо усвоить, это значение хоккея в Канаде. Над этим редко задумываются. Однако последние несколько недель я невольно размышлял о том, чем для меня является хоккей. Так происходит каждый раз, когда опасность угрожает чему-то очень дорогому для тебя. Вначале ты едва ее ощущаешь, но затем чувство опасности постепенно нарастает и в конце концов становится всеобъемлющим.

Хоккей — национальная игра Канады, и популярность его во много раз превышает общий интерес ко всем остальным, вместе взятым, видам спорта, популярным у нас в стране.

Игры, которые проводят на своем поле команды Национальной хоккейной лиги, транслируются не только по местному радио и телевидению, но и на всю страну. Из года в год результаты опроса показывают, что программой номер один телевидения является субботняя передача «Хоккейные вечера в Канаде». Программой номер два являются те же «Хоккейные вечера», но передаваемые по средам. Сомневаюсь, что можно встретить где-нибудь канадца, который рос бы, не слушая репортажи или не наблюдая за встречами по хоккею. Я знаю точно, что о себе такого сказать не могу. Подозреваю, что американцы сознают, насколько сильно канадцы гордятся своим хоккейным наследием, потому что всякий раз, когда они узнают, что перед ними канадец, обязательно интересуются, не играет ля он в хоккей. То же самое в Европе.

Да, пожалуй, и во всем мире слова «хоккей» и «Канада» являются синонимами. Даже в России.

В Соединенных Штатах нет такого общенационального патриотического чувства к какому-нибудь одному виду спорта. Однажды вечером я слышал, как два трезвых человека совершенно серьезно спорили, что же все-таки, бейсбол или футбол, является спортом номер одни для американцев. В Канаде причин для такого спора просто не существует.

Нельзя сравнивать серию игр между СССР и Канадой, скажем, с первым «матчем века» между бейсболистами США н Японии, потому что в Амераке нет такого отношения к бейсболу, какое имеется в Канаде к хоккею. Бейсбол, возможно, вообще не является спортом номер один у себя на родине, так как испытывает серьезную конкуренцию со стороны американского футбола.

Канаде есть чем гордиться, однако двадцать два миллиона ее жителей достаточно трезво оценивают свои возможности в спорте, что, на мой взгляд, объясняется соседством с таким громадным государством, как Соединенные Штаты.

Кроме хоккея, Канаде не удалось достичь ощутимых успехов или высоких результатов на международной спортивной арене. Волнующую любовь Канады к хоккею можно сравнить лишь с теми чувствами, которые испытывают болельщики некоторых стран к футболу. Помню, когда я был в Риме в 1970 году, вся Италия с волнением следила за выступлением своей сборной на чемпионате мира. После многих лет неудач итальянцы уверенно шли к финалу, и Рим был спокоен. После матчей народ устремлялся на улицы, чтобы отпраздновать победу, и тысячи автомобильных сирен перекликались по всему городу. Страна была полностью поглощена перипетиями борьбы на футбольных полях. Несмотря на то, что в финале итальянцы проиграли Бразилии, они вернулись домой героями. Их чествовали в парламенте, толпы народа приветствовали на улицах своих любимцев. И хотя в Риме еще не отзвучали последние залпы праздничного шампанского, парламент создал комитет для выяснения причин проигрыша итальянцев в финале.

Мне кажется, что предстоящая серия игр между канадскими профессионалами и русскими любителями является классическим примером конфронтации, беспрецедентной в истории спорта, так как в ней примут участие спортсмены стран с различным образом жизни, развивающие хоккей в полнейшей изоляции друг от друга. Канадцы начали играть в хоккей в 1800 году, русские — только в 1946-м. Хоккеисты двух стран не встречались друг с другом до 1954 года, когда русские потрясли мир, победив на чемпионате мира любительскую команду из Торонто.

В Канаде это поражение рассматривалось почти как национальная трагедия. Почти потому, что взрослые любительские команды комплектовались из сходящих игроков, сыгравших свои лучшие матчи много лет назад. Они были обычными работягами с заводов и строек, подрабатывающими хоккеем но внеурочное время. На следующий год команда «Пентиктон Виз» из Британской Колумбии исправила положение, победив русских и завоевав титул чемпионов мира.

Я до сих пор помню, как мы слушали репортажи об этих матчах во время школьных перемен и как комментаторы в один голос заявляли, что коль скоро даже любительские команды могут выступать наравне с русскими и побеждать их, то уж, будьте спокойны, клубы НХЛ просто разгромят и русских, и шведов, и всех остальных.

Однако постепенно наши лучшие любительские команды начали уступать свои позиция на международных соревнованиях. У нас были и победы и поражения, но мы не особенно огорчались, потому что знали, что мы самые лучшие. Ведь у вас есть Национальная хоккейная лига. Конечно, наша международная репутация при этом страдала, так как многие не знали, что такое НХЛ. Один шведский представитель сказал как-то после очередного поражения канадцев: «Здесь чемпионат мира и у ваших игроков на свитерах «Канада». После этого вы хотите, чтобы мы поверили, что дома у вас имеются более сильные хоккеисты».

Осуждать их нельзя, так как за пределами Северной Америки люди были убеждены, что только сильнейшие спортсмены имеют право представлять свою страну на чемпионатах мира.

Дело дошло до того, что в 1960 году Канада даже уступила золотую олимпийскую медаль, и кому — Соединенным Штатам. Спустя три года мы наконец проснулись и решили, что клубные команды уже не могут обеспечить победы. Была создана сборная команда страны с тем, чтобы на международных соревнованиях Канаду представляли более молодые игроки, потенциальные кандидаты в профессионалы, которые имели бы возможность сочетать учебу с занятиями хоккеем на самом высоком уровне.

Для большинства игроков сборной это была единственная возможность противостоять монопольному праву НХЛ на использование хоккейных дарований. Вместо того, чтобы играть за какую-то команду единственной высшей профессиональной лиги, молодые хоккеисты получали возможность выступать за национальную сборную, что давало им также шансы для заключения впоследствии более выгодных контрактов с теми профессиональными клубами, которые обладали правами на приобретение этих игроков. Прежде чем национальная команда была сформирована, молодые перспективные профессионалы заключили со своими клубами предварительные контракты. В противном случае им бы не разрешили играть в хоккей.

Тем не менее идея создания сборной команды имела одни недостаток: в Канаде наиболее интересные соревнования для юношей в возрасте от 16 до 20 лет не охватывают средние школы. Таким образом, самые лучшие игроки, если они не входят в состав сборной команды страны, вынуждены поступиться учебой в школах, чтобы тренироваться и играть в командах юниоров при профессиональных клубах. В результате многие спортсмены, не имея достаточных знаний, уже не могут поступить в университеты. Им остается лишь превратиться в хоккеистов-профессионалов, тем более что НХЛ предлагает им тысячи долларов за переход в ее лоно.

Совершенно естественно, что НХЛ стремилась всеми средствами затруднить существование сборной страны. Клубы НХЛ утверждали, что выступление в составе сборной плохо отражается на карьере хоккеистов, что им будет не хватать опыта ведения силовой борьбы, у них будет недостаточно игр и денег.

Игроки сборной команды, утверждала НХЛ, потеряют время, необходимое для совершенствования мастерства, и будут выглядеть хуже своих сверстников, которые сразу стали профессионалами. Все это действовало расхолаживающе на многих ведущих игроков-любителей, вследствие чего за всю историю существования сборгой в ее составе играло лишь несколько по-настоящему сильных юниоров.

В течение последующих семи лет неудачи продолжали преследовать национальную сборную. Возможно, это была самая несчастливая из всех когда-либо созданных команд. От нее ждали только побед на чемпионатах мира и Олимпийских играх, однако возможностей ни для того, ни для другого у нее не было. Сборная обычно занимала третьи, четвертые или пятые места. Но ни разу — первого.

В Канаде считали, что сборная победит на чемпионате мира 1967 года, поскольку Карл Бренер, бывший защитник первой величины из «Торонто Мейпл Лифе» восстановил свой статус любителя и выступал за команду. Но во время чемпионата Бревер получил травму, и сборная снова проиграла.

Я стал выступать за национальную команду с 1969 года, после окончания преддипломной учебы в Корнелле. В Стокгольме мы были четвертыми, выиграв дважды у финнов, дважды у американцев и проиграв по два раза Швеции, СССР и Чехословакии. Другими словами, нам не удалось одержать нн одной сколько-нибудь значительной победы. После этого все снова обрушились на игроков сборной. Вместо того, чтобы подписать профессиональный контракт с «Монреаль Канадненс», я решил остаться в национальной команде на сезон 1969—1970 годов, а также поступить на юридический факультет университета Манитобы. Сэмми Поллок, генеральный менеджер «Канадненс», был ошеломлен, когда я поделился с ним своими планами. Надо отдать ему должное, он не пытался переубедить меня. В середине сезона сборная команда страны собралась вместе в последний раз. Хотя это было и грустно, все канадцы в этот момент почувствовали облегчение, кроме, пожалуй, жителей Виннипега, где должен был состояться чемпионат мира. Без участия Канады этот чемпионат проводился в Стокгольме.

Большинство канадцев считало, что лучше вообще не играть против русских, шведов и чехов. Мы уже не можем больше проигрывать, проигрывать и проигрывать. Когда ты девять раз подряд проигрываешь чемпионаты мира, когда ты терпишь поражения от русских и чехов во время неофициальных встреч, для оптимизма уже не остается никаких оснований. Надо искать какое-то другое решение.

После всего этого большинство канадцев считало, что на чемпионатах мира и Олимпийских играх интересы страны должны представлять либо клубы Национальной хоккейной лиги, либо сборная звезд НХЛ. Почти три года на всех уровнях обсуждались противоречия между профессионализмом и правилами любительства. Эвери Брендедж, железной рукой руководивший Олимпийскими играми, и Джон Ахерн (Англия), президент Международной федерации хоккея на льду, категорически запрещали канадским профессионалам выступать против любителей.

В течение долгого времени ведущие любительские федерации таких стран, как СССР, Швеция и Чехословакия, не оспаривали решения Ахерна и Брендеджа. так как угроза потери права участвовать в Олимпийских играх значительно перевешивала все остальные соображения. Кроме того, Советский Союз, видимо, не был убежден, что достиг в хоккее того уровня, когда можно отказаться от Олимпийских игр и чемпионатов мира и вызвать канадских профессионалов за поединок за мировую корону. (Напомним, что все эти годы тренеры советской сборной А. Чернышев и А. Тарасов неоднократно высказывались за встречи с канадскими профессионалами. И то, что они не состоялись раньше, объясняется прежде всего позицией руководителей НХЛ, избегавших подобных контактов. К. Драйден. очевидно, не очень осведомлен в этом вопросе.— Ред.) Но вскоре события приняли несколько другой характер.

После двадцати лет невероятного прогресса успехи советского хоккея неожиданно вошли на убыль. Правда, русские продолжали побеждать на Олимпийских играх и чемпионатах мира, однако превосходство их уже не было таким подавляющим, как в прошлые годы. В 1972 году команда СССР уступила титул чемпионов мира чехословацкой сборной, хотя всем известно, что русские являются выдающимися мастерами хоккея.

Русские стали понимать, что успехи на чемпионатах мира и Олимпийских играх теряют свое значение, если в игре наблюдается застой. Как сказал представитель Советской федерации: «Нам уже нечему учиться в этих соревнованиях. Настало время, когда нужно совершенствовать свои навыки в играх с более сильными соперниками». (Оставим рассуждения о пошедших «на убыль» успехах советского хоккея на совести автора. Остается лишь сожалеть, что он, встречавшийся с советскими хоккеистами до своего перехода в профессионалы, так и не смог до конца преодолеть барьера предубежденности, о который столь часто спотыкаются на Западе люди, имеющие весьма смутные представления о нашей стране.— Ред.)

 

13 АВГУСТА

В течение целого дня в «Саттон Плейс», шикарную гостиницу в центре Торонто, продолжали приезжать хоккеисты, приглашенные для участия в официальном открытии тренировочного сбора команды Канады. Скоро мы впервые встретимся со старшим тренером Гаррн Синденом и его помощником Джоном Фергюсоном, который в свое время был полицейским, охранявшим «Монреаль Канадвенс», а впоследствии, в конце сезона 1970— 1971 годов, играл в течение двух недель вместе со мной в матчах на Кубок Стенли.

Я скептически отношусь к назначению Ферги на эту должность. Не только потому, что у него нет опыта тренерской работы. Можно предположить, что Ферги выбрали для того, чтобы навязать команде Канады резко агрессивную манеру игры. Его успехи в НХЛ объясняются в основном умением играть в грубый и грозный хоккей, заставляющий соперников думать прежде всего о своей физической безопасности, а потом уже об игре.

Например, когда «Канадвенс» встречалась с «Нью-Йорк Рейнджере», Ферги всегда поручали держать Рода Джилберта, поэтому в начале игры он был всегда готов отбыть штраф за высоко поднятую клюшку или толчок соперника, еслш был убежден, что это поможет ему заставить Джилберта до конца игры сосредоточить свое внимание только на собственной безопасности. Или он предупреждал самого результативного форварда соперников, что швырнет его на четвертый ряд трибун, как только тот прикоснется к шайбе. В результате бедный парень прятался от шайбы в течение всего матча.

Не думаю, что мы будем применять такую тактику в игре с русскими. Эго было бы неправильно. Наши игроки сами убедятся, что русские очень сильны физически и стараются не обращать внимания на грубую и грязную игру, хотя сами более чем хорошо подготовлены к ней. Мы просто будем сидеть на скамье штрафников, русских же отличает умение играть в большинстве. Поэтому мне кажется, что Ферги весьма далек от образа идеального помощника Гаррн Синдена.

... Гарри говорил коротко и по делу. Он подчеркнул, какое значение имеют эти игры и что мы должны победить русских во что бы то ни стало. Он сказал, что не собирается держать нас на строгом режиме, но рассчитывает на нашу порядочность. Как только у вас возникнут проблемы, мы должны будем немедленно обратиться к Гарри или Ферги. Если нам нужно будет провести деловую беседу, они создадут нам необходимые условия. Если кто-нибудь захочет провести следующий уик-энд дома, ему предоставят билет в оба конца. Команда Канады планирует быть очень внимательной к игрокам. Нет сомнения, что ездить мы будем только первым классом.

Перевод Виктора Хоточкина и Феликса Розенталя.

Окончание следует.

« Предыдущая   Следующая »


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker