viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
Главная
Виктор Тихонов, заслуженный тренер СССР: "Пятерка, о которой мечтали" Отправить на E-mail

(Еженедельник «Футбол-Хоккей» №48/1983 (27.11.1983)) 

Заслуженный тренер СССР Виктор ТИХОНОВ заканчивает работу над книгой «Хоккей: надежды, разочарования, мечты». Печатаем главу из рукописи. Полностью книга будет публиковаться в журнале «Советский воин» начиная с № 22 за 1983 год и в издательстве «Физкультура и спорт». 

КОГО Я СЧИТАЮ «ЗВЕЗДОЙ»?

На рубеже восьмидесятых годов в связи с тем, что закончили свою блистательную карьеру Александр Якушев и Борис Михайлов, Владимир Петров и Владимир Шадрин, Владимир Лутченко и Геннадий Цыганков, в связи с тем, что не стало Валерия Харламова, завершили выступления Юрий Ляпкин и Александр Гусев, в печати появились высказывания, авторы которых с сожалением писали, что теперь в нашем хоккее нет «звезд». Писали, что есть команда-«звезда», но ощущается явный дефицит игроков-«звезд».

Потери для сборной были, и вправду, чувствительные. Сошли со сцены хоккеисты, из года в год, из сезона в сезон возглавлявшие команду, выручавшие ее десятки, если не сотни раз в самых ответственных матчах. И возникли сомнения в боеспособности сборной. Впрочем, они впервые возникли раньше, когда стало ясно, что первая тройка, в которой обьединены были Михайлов, Петров и Харламов, перестает быть той силой, на которую можно рассчитывать в любой ситуации.

Заговорили о том, что нет звена-лидера.

Я против абсолютизации истины, гласящей, что в любой команде — клубной или национальной сборной — непременно должно быть ударное звено.

Время меняется, и меняются старые концепции. Должны, по крайней мере, меняться. Сегодня невозможно опираться на то, что было приемлемо и надежно вчера.

Меняется хоккей, меняется темп игры, возрастают нагрузки, приходящиеся на долю спортсменов.

Если ударная пятерка проводит на льду больше сорока процентов игрового времени, то такое ведение матча не назову положительным моментом в действиях команды. Возникают вопросы: может ли эта команда полагаться на остальных своих хоккеистов? Или присуждена она рассчитывать только на нескольких лидеров?

Вот почему одного ударного звена сегодня мало. Кстати, понятие «звена» в современном хоккее меняется: теперь так называют не тройку нападающих, а всю пятерку хоккеистов, выходящих вместе на лед. И по тому, принимая сборную, обсуждая с Владимиром Юрзиновым как наши стратегические задачи, так и первоочередные цели, мы согласились, что жизненно важно иметь в команде минимум два, а еще лучше три ударных звена. Не по названию. По реальному положению дел, по их практическим возможностям. Теперь идеал — четыре равные пятерки, поскольку сегодня разрешается выставлять на матч двадцать полевых игроков.

Помню, чехословацкий наш коллега Владимир Костка писал весной после окончания чемпионата мира 1981 года: «Советские тренеры последовательно меняли четыре тройки нападающих, каждая из которых представляла собой огромную ударную силу».

А осенью того же 1981 года после победы в «Кубке Канады» специалисты, говоря о силе нашей команды, вместе с тем с тревогой размышляли о проблеме ударного звена, об отсутствии «звезд».

Сошли со сцены многократные чемпионы мира, Олимпийских игр, герои первых серий, а потом и суперсерий встреч с профессиональными хоккеистами Канады и США. Сошли герои «Кубка вызова», турниров «Известий» и «Руде право». И с удовольствием вспоминая серию из девяти побед подряд на чемпионатах мирз, серию, начавшуюся в 1963 году и закончившуюся в 1972-м, журналисты с сожалением замечали, что из участников той серии в строю к осени 1981 года остались только трое — Александр Мальцев, Владислав Третьяк и Валерий Васильев. Все остальные пришли в сборную позже, и только три этих больших мастера успели сыграть с поколением Анатолия Фирсова и Александра Рагулина.

Вскоре обьявил о своем уходе из хоккея Валерий Васильев. Правда, он вернулся потом и снова стал выступать за московское «Динамо».

А после окончания чемпионата мира 1983 года в мой номер в гостинице в Мюнхене зашел другой динамовец — Александр Мальцев:

— Все, заканчиваю... Видимо, пора... Я ведь понимаю, что не справился с заданием, не сделал того, что от меня ждали. Должен был помочь молодым, но не получилось...

Мальцев на чемпионате в ФРГ играл вместе с Вячеславом Быковым и Михаилом Васильевым. Конечно, мы ждали от опытного мастера более убедительной игры.

А спустя несколько недель, когда началась подготовка к новому сезону, Александр снова обратился ко мне;

— Хочу попробовать еще поиграть. Хотелось бы попасть на Олимпийские игры...

Пригласили Мальцева на предсезонный сбор национальной команды. Поговорил с Александром, попросил его серьезно готовиться и как можно лучше, не жалея себя, не экономя сил, играть за свой клуб в чемпионате страны.

Время безжалостно. Мысль эта не нова, скорее банальна, но по-прежнему верна. Она касается каждого из нас. В том числе и чемпионов спорта, естественно. Хоккеистов и футболистов, легкоатлетов и гимнастов.

Чемпионы уходят. Уходят «звезды».

Но являются миру новые «звезды».

Однако в спорте требуется время, чтобы спортсмен был признан «звездой», чтобы стал хоккеист пользоваться всеобщим признанием и величайшей популярностью.

Даже бесспорный талант, огромный талант не сразу становится фигурой, авторитет которой в спорте и среди болельщиков непререкаем.

В 1980 году нападающий ЦСКА и сборной страны Сергей Макаров получил — по результатам опроса спортивных журналистов европейских стран, где культивируется хоккей, — награду газеты «Известия» «Золотая клюшка».

Он опередил всех. Опередил самых знаменитых мастеров, признанных «звезд» — Бориса Михайлова и Владимира Петрова, Владислава Третьяка и Владимира Мартинеца из сборной Чехословакии, Ивана Глинку, партнера Мартинеца по сборной ЧССР, и Валерия Харламова, опередил финских, шведских хоккеистов. Казалось бы, можно было признать, что в спортивном мире появилась новая ярчайшая «звезда». Увы...

Объяснение, на мой взгляд, возникшим тревогам самое простое — новые хоккеисты, играя прекрасно, еще не приобрели популярности, соизмеримой с той, которую завоевали их предшественники. Их пока не признали.

Но ведь не признали — не значит, что класс молодых мастеров не соответствует самым высоким мировым стандартам. Пусть этого не замечают пока болельщики, им требуется время, чтобы понять, как сильны Сергей Макаров и его сверстники, но ведь специалисты должны видеть истинную силу хоккеистов нового поколения. Вячеслав Фетисов и Алексей Касатонов, Сергей Макаров и Сергей Капустин, Виктор Шалимов и Василий Первухин, Владимир Крутов и Зинетула Билялетдинов. Владислав Третьяк и Игорь Ларионов, Хелмут Балдерис и Сергей Шепелев, Виктор Жлуктов и Николай Дроздецкий выигрывали такие турниры, такие чемпионаты, о победах на которых их предшественники, выступавшие во второй половине шестидесятых годов, в самом начале семидесятых, могли только мечтать.

Конечно, имена Вячеслава Старшинова или Константина Локтева. Александра Рагулина или Эдуарда Иванова по-прежнему звучат громко, но, скажем. Макаров или Касатонов — ничуть не менее классные хоккеисты, чем их старшие товарищи. Просто им требуется время для всеобщего признания и такой же громкой славы.

Именно поэтому в конце лета 1981 года, когда мы отправились на «Кубок Канады», я размышлял вслух:

— Мы приехали на интересный и важный турнир... Думаю, не ошибусь, если скажу, что турнир этот имеет особое, историческое значение. Почему? Сборная СССР — семнадцатикратный чемпион мира. Последний раз мы выиграли мировое первенство всего три месяца назад. Сейчас нас будут проверять. Ибо за рубежом, в Канаде прежде всего, в США, Швеции, да и у нас в стране победы советской сборной кое-кто по-прежнему встречает скептически. Вот если бы, говорят нам, канадцы приехали на чемпионат мира в сильнейшем своем составе, если бы в командах Швеции, Финляндии, США играли профессионалы, выступающие в клубах НХЛ, то неизвестно, как бы закончился этот чемпионат, кому достались золотые медали... Напоминают, что на «Кубке Канады» в 1976 году мы остались третьими. Верно, тогда, пять лет назад, мы не сумели выиграть. Но отчего? Думаю, прежде всего, оттого, что приехали сюда без лучших своих игроков. Теперь же и у нас, и у наших соперников собраны все сильнейшие. Мы будем сейчас подтверждать не только закономерность нашей победы на

чемпионате мира 1981 года. Сейчас мы можем и должны подтвердить есе предыдущие победы сборной СССР, успехи наших хоккеистов всех поколений от Всеволода Боброва и Николая Сологубова, Анатолия Фирсова и Вячеслава Старшинова до Бориса Михайлова и Валерия Харламова. Если мы станем первыми, будет снят вопрос о весомости и обоснованности наших побед, прекратятся, наконец, разгово ры о том, что было бы, если бы...

Почему вдруг заговорил я об этом с хоккеистами нашей команды? Толчком к разговору послужили матчи, сыгранные накануне вылета за океан в Швеции со сборной командой страны, — они проводились в зачет турнира на приз газеты «Руде право».

Чемпионат мира 1981 года проходил в Стокгольме и Гетеборге. Закончился он нашей победой, что местные специалисты и болельщики восприняли, кажется, без особого удивления, но вот результат матча двух сборных в финальном турнире вызвал шок: «Тре Крунур» проиграла нам 1:13. И когда стало известно, что в составе шведской сборной в августовских матчах будут играть все сильнейшие хоккеисты, выступающие в НХЛ («Тре Крунур» готовилась к «Кубку Канады»), то это вызвало невиданный взрыв энтузиазма и надежд. Шведская общественность надеялась, что будет дан достойный ответ на весеннюю неудачу сборной. Билеты на матчи были распроданы за три часа. Уверенность в реванше была бесконечна. Еще бы: за «Тре Крунур» — в отличие от чемпионата мира — будут играть все, кем гордится шведский хоккей.

Играли мы на чужом поле, болельщики страстно поддерживали своих, десять минут публика стоя приветствовала тех, кто наконец расставит все по своим местам.

Оба матча выиграла сборная СССР — 2:1 и 4:1.

Спортивная общественность Швеции была, кажется, просто шокирована. Было непонятно, что произошло, Впервые в моей жизни не состоялась после матча пресс-конференция, которая — традиционно — проводится по окончании встречи национальных команд,

И вот мы в Канаде. И я обращаюсь к молодой нашей команде, многие игроки которой и не представляют себе, что это такое — выступать в Канаде, оспаривая победу в самом, по мнению местной печати, престижном в истории мирового хоккея турнире.

— Мы не фавориты. Все считают, что выиграют хозяева, организаторы турнира. Видимо, так думают и сами канадские хоккеисты. Ну и хорошо! Чем меньше нас знают, тем пучше... Меньше внимания. Не столь серьезно опекают. Не боятся вас? Да. А почему? Только потому, что не знают вашей подлинной силы. Они не представляют вашу мощь. Вы же сейчас на голову сильнее ваших предшественников, даже недавних. Но никто об этом не догадывается, потому что ориентируются на знаменитых игооков прошлых лет. А вы уже переросли их в своем мастерстве...

Кто же поехал на «Кубок Канады» в 1981 году?

Из тех, кто в составе «экспериментальной» сборной принимал участие в первом турнире пять лет назад, остались немногие. Вратарь Владислав Третьяк. Два защитника. Зинетула Билялетцинов и Валерий Васильев. И нападающие — Виктор Жлуктов, Сергей Капустин, Александр Скворцов, Александр Мальцев и Виктор Шалимов. Восемь ветеранов. Остальные — дебютанты этих соревнований. Вратарь Владимир Мышкин. Защитники Вячеслав Фетисов, Алексей Касатонов, Василий Первухин, Сергей Бабинов, Ирек Гимаев, Владимир Зубков. Нападающие Владимир Крутов, Игорь Ларионов, Сергей Макаров. Сергей Шепелев. Владимир Голиков, Николай Дроздецкий, Андрей Хомутов.

Формула турнира — все шесть сборных проводят турнир в один круг. Четыре сильнейшие команды попадают в полуфинал, где первая команда играет с четвертой, а вторая — с третьей. Победители этих двух матчей встречаются в финальном поединке.

В первом туре наша сборная делает ничью с командой Чехословакии (1:1), во втором — выигрывает у шведов 6:3. Затем берем верх над американцами 4:1 и финнами 6:1. В последнем туре проигрываем (3:7) хозяевам турнира. Гретцки забивает нам гол на первой минуте, а затем с его передачи успеха добиваются партнеры Уэйна по звену Лафлер и Дионн.

У нас в этом матче не принимают участия Третьяк и Первухин. Третьяку дали отдохнуть. Первухину надо было подлечить травму. Однако после окончания турнира родилась версия, будто наше поражение было тактической уловкой, будто мы проиграли умышленно, чтобы усыпить бдительность канадцев «перед финалом.

Разумеется, предположение это далеко от истины. Мы не давали установки на проигрыш. Мы требовали предельной собранности, серьезнейшей игры. Мне не раз уже приходилось объяснять и любителям спорта, и журналистам, что игра с прохладцей опасна не только поражением, но и травмами, поскольку игрок, не мобилизовавшись, теряет бдительность и не успевает среагировать на силовой прием соперника.

Команда Канады с 9 очками выиграла предварительный турнир, мы заняли второе место (семь очков), команда ЧССР с шестью очками — третье и американцы (пять очков) — четвертое.

Оба полуфинала закончились с одинаковым счетом: 4:1. Канадцы выиграли у команды США, а советские хоккеисты — у сборной Чехословакии.

Финальный матч. Канада — СССР. Нам обеспечено второе место.

Многие наши специалисты считали, что это максимум того, на что может рассчитывать молодая команда. Мы с Юрзиновым считали иначе.

8:1. С таким счетом закончился последний матч «Кубка Канады».

Выиграли его советские спортсмены.

Выиграли, хотя не было уже в их рядах тех, кто составлял костяк нашей сборной многие годы. Хотя в составе канадской команды выступали все сильнейшие хоккеисты-профессионалы, возглавляемые талантливейшим Уэйном Гретцки.

«Кубок Канады» выиграли молодые «звезды».

(Продолжение следует)

Следующая »


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker