viagra gel sale cialis no prescription needed discount cialis 20mg canadian pharmacy online drugstore viagra tablet no prescription needed cialis professional tadalafil
 
 
Главная
Играть и верить! Отправить на E-mail

(Газета «Комсомольская правда»(30.04.1983)) 

Беседа со старшим тренером сборной страны по футболу В.Лобановским. 


Начало этой беседы, как вы помните, было положено в номере от 15 марта, когда наша в газета, сообщив о предстоящем разговоре, предложила читателям присылать в редакцию свои вопросы, адресованные Валерию Васильевичу Лобановскому. В ответ мы получили 1417 писем. Если бы эти огромные кипы писем удалось «озвучить», то стал бы слышен гул сродни тому, что стоит на стадионе перед началом матча. В людском многоголосье звучат и обыкновенное любопытство, и лихой напор советчиков, и безоглядная вера в предстоящие победы, и громкая перебранка скептиков... Словом, даже эти, казалось бы, сугубо функциональные письма отражают никогда не затихающее кипение страстей вокруг футбола, как, впрочем, и в самом футболе.

Мы благодарим всех наших читателем за письма и внимание и газете. На основе читательской почты и построена наша беседа с Валерием Лобановским.

— Валерий Васильевич, что Вы испытываете, став у руля сборной команды страны?

— Большую ответственность, которая усиливается сознанием того, что сборная СССР после испанского чемпионата резко сократила запасы терпения своих почитателей. Претенденты на главные призы самых популярных международных соревнований всегда видят в лице сборной СССР серьезного соперника. Эта высокая репутация создавалась усилиями многих поколений советских футболистов. Но в последние годы команде не удавалось ни повысить, ни поддержать собственный авторитет. Причины были разные, но слабая игра сборной всегда только подчеркивала обидное, необъяснимое несоответствие ее возможностей с внушительной мощью нашего футбольного хозяйства с его тремя миллионами игроков, густой сетью футбольных школ и большим комплектом команд мастеров. Это хозяйство растет и по сей день, я любители футбола вправе требовать, чтобы количество перешло наконец-то в качество.

— У Вас был сильный клуб, громкие победы, отлаженные отношения, база, авторитет — не жалеете, что все это оставили и взялись за дело новое и, несомненно, тяжкое?

— Нет, не жалею. Я бы только не согласился с формулировкой «у вас был клуб...» — не у меня, а я, как и специалист, формировался в условиях клуба, сила которого — в отличной организации дела и огромных возможностях, предоставленных тренеру для создания команды высокого класса и решения творческих проблем. Так я воспринимаю приглашение в сборную — как оценку работы в киевском «Динамо»...

— Вы не сказали о весе новой ноши...

— Видите ли, всякое дело, если за него браться всерьез,—тяжкое, как вы говорите. А потому, получив приглашение работать с главной командой страны, я думал не о нагрузках: прежде всего я был обязан сформулировать для самого себя, чем же отличается уровень тренера сборной от уровня клубного тренера и насколько порядков он выше.

— Может быть, поделитесь своими выводами?

— На первое место я бы поставил чувство патриотизма. Тренер сборной обязан не просто страстно желать, во и уметь в любой ситуации последовательно защищать престиж Родины. Далее. Он должен обладать способностью глубоко анализировать передовой опыт мирового футбола и точно прогнозировать его эволюцию. Он должен уметь объединить характерные особенности игры сильнейших клубов страны в единое направление с таким расчетом, чтобы своеобразие отечественного футбола органически совпадало с движением футбола мирового. И наконец еще одно качество, без которого трудно рассчитывать на успех: принципиальность. Выбрав курс, надо последовательно и неумолимо ему следовать, как бы ни пытались люди или обстоятельства столкнуть тренера на скользкую дорожку компромиссов.

— Можно предсказать Вашу судьбу в случае ярких побед сборной. Но нетрудно угадать, что ждет старшего тренера в случае поражения команды хотя бы в чемпионате Европы. Это явление — уход тренера после поражения в важном турнире — обычное и в нашем, и в мировом футболе. Что Вы думаете на сей счет?

— Не мне давать рекомендации, что делать с тренером в подобных ситуациях. По крайней мере сам он должен быть готов к таким жестким условиям работы. А явление само по себе заслуживает размышлений: случаи отставки тренеров национальных сборных после неудач их команд только лишний раз подчеркивают, какое значение играет в современном футболе результат.

— В Вашем ответе слышатся отзвуки старой полемики.

— Какие уж тут отзвуки! Дня не бывает, чтобы не противопоставляли качество игры результату. Наверное, это реакция на бесцветную игру в последних матчах чемпионата мира в Испании, но так произошло, что сегодня крик «Дайте красивую игру!» заглушает все остальные требования, без которых современный футбол прогрессировать не может. Внедряется впечатление, что «красивая игра» все оправдает, все спишет. Это заблуждение! Принцип «главное не побеждать, а участвовать» был хорош, когда играли пять на пять. Сейчас футболом правит результат. Задумайтесь над такими фактами. Скажем, команда «Нефтчи» играла в прошлом сезоне свой последний матч, который ничего в ее судьбе не решал, играла на своем поле, а потому, по идее, можно было ждать игры красивой, раскрепощенной, себе в удовольствие. Но ничего не вышло: пришли на стадион всего 500 зрителей, футболисты доигрывали матч с первых минут. Нет интриги — нет настоящего футбола. Пример несколькими порядками выше: чемпионат мира. Кто рискнет сказать, что главное — участвовать в нем? Нет, это не всемирное шоу, а жесткая, бескомпромиссная борьба за победу, за результат. По игре сборная Бразилии — команда номер один. Но блистательные бразильские футболисты плакали, а ликовали итальянцы. Не хочу быть ложно понятым: и я, и всякий другой тренер мечтает о красивой игре и красивых победах, и вместе с клубом я испытал такое счастье Но возводить принцип «красивой игры» в самоцель значило бы сознательно отбросить советский футбол с передовых полиций. Если я скажу: не обессудьте, дорогие товарищи, если мы проиграем португальцам или полякам, зато мы во всех случаях покажем красивый фут,бол — поймут ли меня любители футбола? Простят ли такую установку на игру? Нет, и я, и мои коллеги по сборной обязаны добиться победы, а настоящая борьба, борьба до последнего, принесет и настоящее зрелище.

— Валерий Васильевич, какой нужен тренеру срок, чтобы победами доказать правильность своих концепций и методов руководства?

— Сроки зависят от такого большого набора обстоятельств, что просчитать все варианты попросту невозможно. В принципе тренер национальной сборной должен считаться с периодичностью чемпионатов мира, которые, как известно, проходят раз а четыре года. В этот цикл и должны укладываться тренерские расчеты добиться успеха. Победа победе — рознь. Сборная СССР никогда не входила в тройку сильнейших команд мира, и так уж повелось, что на протяжении многих лет в актив ей заносились победы над сильными соперниками в товарищеских матчах. Сейчас, когда нас не удовлетворит ничто, кроме побед в популярнейших официальных турнирах, отношение к товарищеским встречам должно стать более здравым. В этих матчах главпым мерилом должно быть качество игры, иногда даже на отдельных временных отрезках поединка. Скажем, команда сильно провела первые 30 минут недавнего матча с французами. Для нас, тренеров, важно было убедиться в эти полчаса, что игроки могут играть в заданном ключе. Вывод: обеспечить такую подготовку футболистов, чтобы они оказались в состоянии так играть не 30 минут, а весь матч.

— Можно ремарку?

— Конечно.

— После матча со сборной Швейцарии я услышал такой комментарий от одного из моих коллег: «Ну вот! Все по-старому: открываем счет, а потом играем на его удержание». Что, действительно была такая установка?

— Вздор, конечно... Тот, кто так думает, просто забывает, что у соперника тоже есть самолюбие, что он десять матчей кряду не знал пораженнй с сильными соперниками, что ему нужно укрепить репутацию, угодить своим зрителям у себя дома... Словом, забывает, что, помимо нашей воли, есть еще и воля соперников. Диктовать же свои условия в течение всей игры нам не позволило обшее состояние команды в начале сезона.

— Скажите, а в каком состоянии Вы приняли команду?

— Сборная — не постоянно действующий коллектив, а потому и принимать с «баланса на баланс», собственно, нечего. Что у меня было, когда я пришел в сборную? Был образ игры, складывавшийся годами, было и представление о возможном круге кандидатов. Был опыт Испании, признанный неудовлетворительным. В таких случаях обычно принимаются два типа решений: либо в корне изменить состав, либо сохранить костяк команды, но освободить игру от недостатков за счет нового подхода к подготовке, смешения акцептов в организации игры... Я выбрал второй вариант — во-первых, нелепо отказываться от того, что является капиталом сборной. А во-вторых, совсем уж опрометчиво в условиях нашего футбола отказываться от услуг футболистов, обладающих опытом игры на высоком уровне. Но внести изменения в ведение игры, отбор и подготовку футболистов было попросту необходимо. Необходим иной методологический подход.

— Существует ли подробный план работы со сборной и на какой срок он рассчитан?

— Да. Практически разработана программа подготовки команды в чемпионату мира 1986 года, естественно, с учетом обеспечения высокой готовности к чемпионату Европы. Создан календарь международных игр сборной вплоть до 1986 года, что, в свою очередь, поможет упорядочить календари внутренних чемпионатов. Очень важно быстрее завершить разработку программы, которая обеспечит преемственность методики подготовки игроков по цепочке: юниорская — молодежная — олимпийская — первая сборные.

— Валерий Васильевич, многие болельщики и специалисты упрекают Вас в рационализме. Ругали раньше и недобрым словом вспоминают и сейчас так называемые «выездные модели». Вашему взгляду на футбол противопоставляют романтизм, легкость, изящество и вспоминают при этом футбол и команды прошлых лет. Что Вы на это скажете?

— Сам факт, что слово «рационально» произносится почта как ругательство, говорит о том. что некоторые люди своей неуемной околофутбольной активностью пытаются оказать влияние даже на язык. А ведь слово «рационально» означает всего лишь «разумно». Знаете, за что хвалят тренера «Гамбурга» Хаппеля? За то, что он создал очень рациональную команду — именно этими словами хвалят. Посмотрите на материальный мир: все сущее — рационально, разумно, И в футболе были времена, когда то, что мы сейчас называем романтической манерой игры, было для своего времени целесообразно, то есть рационально. Но то был, так сказать, подростковый футбол человечества. Теперь он возмужал. Теперь новое в футболе создается за счет возрастающих скоростей, атлетизма, научных методик, создания блоков коллективной памяти и прочих, прочих сложных компонентов. В ком живет романтическая душа, тот найдет созвучие в мужественном футболе наших дней. А кто тоской о романтизме прикрывает ностальгическое желание и сегодня видеть на футбольном поле спектакли своей юности, тот просто не хочет смириться с фактом, что тот поезд — ушел.

Что же касается так называемых «выездных моделей», то это просто какая-то фантасмагория, ей-богу! Всякая грамотная футбольная команда пмеет в своем арсенале несколько моделей игры, которые она применяет в зависимости от того, как складывается матч в определенных турнирных, погодных, моральных обстоятельствах. Где это происходит — дома, на выезде или на нейтральном поле, — не имеет никакого значения. Вы часто видите, как команда на своем поле, поведя в счете, отдает сопернику пространство, понимая, что так она сможет быстрее довести дело до окончательной победы. Можно вообще провести в таком ключе весь «домашний» матч, например, когда соперник объективно превосходит в классе. При чем же тут «выездная модель»? Иногда мне кажется, что споры вокруг терминов затевают люди, которым очень хочется поучаствовать в диспутах на модную футбольную тему, но они просто не знают, как еше привлечь к себе внимание.

— Что, на Ваш взгляд, важнее: четко смоделировать игру футболистов или воспитать в них умение принимать неординарные решения в сложных игровых ситуациях?

— Моделирование игры для того и придумано, чтобы облегчить футболистам выбор неординарных решений в сложных тактических ситуациях. Чем больше смоделированных действий в типических положениях откладывается в блоках коллективной памяти команды, тем больше времени и сил остается в игре у каждого футболиста для принятия неординарных решений в непредвиденных ситуациях. Не кажется ли странным, что в наше время унификации элементарных (не говоря уже о сложнейших) производственных и мыслительных процессов почему-то только в адрес футболистов все еще раздаются требования изобретать на ходу? Им вполне серьезно рекомендуют на ощупь отыскать позиция, с которых удобно воспользоваться прострельной передачей мяча с фланга или по наитию доходить до того, какой маневр и в какой фазе игры ведет к созданию численного превосходства в контратаке и так далее. Я не против того, чтобы так «творили» на поле наши соперники. Но, увы, они этим не занимаются. На международной арене мы имеем дело с командами, которые не тратят ни мгновения на выбор коллективных решений, когда возникает знакомая тактическая ситуация. И мы не собираемся дарить им драгоценное время, к чему вольно или невольно призывают нас те, кто полагает, что творчество в футболе —- это когда футболист ищет, кого бы еще эффектно обвести.

— Многих любителей футбола интересует, как Вы относитесь и «переманиваниям» игроков из .одной команды в другую.

— Странное это слово — «переманивание». Речь ведь идет о взрослых людях, которые только тогда «переманиваются», когда хотят этого. Переходы игроков — естественный и крайне нужный футболу процесс. Вспомним, как в первостатейных московских клубах расцвело дарование А. Мамедова, Ю. Кузнецова, А. Кавазашвили. Футбол выиграл от того, что А. Зазроев перешел в киевское «Динамо» из команды Перми, а В. Колотов — из казанского «Рубина». Футбол кое-что потерял от того, что Э. Гесс пришел в московский «Спартак» позже, чем нужно было, а В. Колядко явно засиделся в «Тереке», и уж совсем было бы нелепостью, если б Р. Дасаев до сих пор оставался в Астрахани.

Другое дело, когда в основе перехода футболиста лежат рваческие устремления — с этим надо вести последовательную и решительную борьбу.

К сожалению, нынешняя инструкция о переходах далека от совершенства. Например, ее положения закрыли путь в Москву, Ленинград. Киев, Минск перспективным футболистам из других республик. В свою очередь республики Закавказья, Узбекистан, Молдавия, Казахстан теперь не получат из этих футбольных центров нужных им игроков из числа тех, кто пока не может пробиться в основной состав своих команд.

— У Вас есть долгий опыт отношений с прессой. Как эти отношения складываются? Какую критику приемлете, что отвергаете? Чего теперь, как тренер главной команды страны, ждете от прессы?

— Тренеры, футболисты, спортивные журналисты — все мы призваны делать одно дело, и от добросовестности, знания дела каждым из нас зависит уровень отечественного футбола. Но журналисты в этом смысле поставлены в более сложные условия: для них не существует системы специальной учебы, хотя, как я уже говорил, футбол — это особая область знаний, которые постоянно нужно постигать и обновлять. Поэтому иногда и возникает непонимание между играющими и комментирующими. Чертополох мнений может принести много вреда. «Гамбург» идет десять туров без поражений — это, говорят, хорошо. У киевлян тот же результат — теперь уже это плохо: значит, толкуют, у нас слабый футбол, раз некому их остановить. Как часто комментаторы, и говорящие и пишущие, делают далеко идущие выводы из первоначальной расстановки игроков на поле, акцентируя внимание на то, сколько человек выставлено в нападении! Два? Мало! Оборонительный вариант! Добавьте нападающих, и тогда, значит, будем играть в атакующий футбол. Но если мы так доверяем зарубежным авторитетам, то вспомним тренера сборной ФРГ Ю. Дерваля, который, обращаясь к журналистам, говорил: хватит толковать нам на тему, сколько — два, три или четыре — игроков выставлено в переднюю линию. Сегодня командой играют и в атаке, и в обороне. Или возьмем такой вопрос: многим не нравятся сами понятия «стратегия турнира или матча». Каждую игру, говорят, надо играть как самую важную, играть красиво и в удовольствие зрителю. Хорошо бы — кто спорит? Но... Мешает человеческая натура, которая имеет свойство уставать, переживать взлеты и спады, переносить всевозможные житейские удары, уступать душевной или физической боли, и ломать эту натуру, что говорится, через колено — значит, ломать живого человека или всю команду. Не гуманнее, не полезнее ли для дела поломать такие вот благостные и совершенно неосуществимые установки?

Я считаю, что и игроки, и тренеры, и журналисты должны, как говорится, сидеть на одной скамейке. Именно с позиций общности интересов я и пытаюсь строить свои взаимоотношения с прессой. С этих же позиций оцениваю и критику журналистов: из товарищеской обязательно делаю выводы, злопыхательскую, замешанную на потревоженных болелыцнцких амбициях, — пропускаю мимо ушей.

Сейчас, когда сборная СССР готовится к ответственному сезону отборочных игр чемпионата Европы, хочу попросить друзей-журналиетов найти нужные слова для укрепления уверенности игроков в своих силах. А им многое по плечу!

Эта беседа была подготовлена к печати до встречи нашей команды со сборной Португалии, доставившей огромное удовольствие любителям футбола. После матча, поздравив Валерия Васильевича с блестящей победой, я задал ему последний вопрос:

— Вы рассчитывали на такой результат?

— Мы рассчитывали на такую игру и только на победу, а счет мог быть и другим.

— Что ж, Валерий Васильевич, спасибо Вам от всех читателей «Комсомолки» за эту обстоятельную беседу. Успехов вам!

Вел беседу
Н. БОДНАРУК.
Фото А. АБАЗЫ.

Следующая »


^
^


 
   
casino casinos online casino casino online slots online casino slots live poker